МОЙ ШЕДЕВР - САЙТ ДЛЯ ВАШЕГО ТВОРЧЕСТВА На СТАРТОВУЮ СТРАНИЦУ РЕГИСТРАЦИЯ         АВТОРИЗАЦИЯ         ЛИЧНЫЙ ОФИС
  ЯВИТЬ МИРУ СВОИ ШЕДЕВРЫ, ОБСУДИТЬ ЧУЖИЕ, НАЙТИ ДРУЗЕЙ И ВРАГОВ ТЕКСТЫ         ИЗОБРАЖЕНИЯ         АУДИО  
КРЕАТИВНОЕ ОБЩЕНИЕ: КАЖДЫЙ ИЗ ВАС - ПО-СВОЕМУ ШЕДЕВР! АВТОРЫ         ПОИСК ПО САЙТУ         ПРАВИЛА САЙТА


ТЕКСТЫ / ЮМОР · САТИРА · ИРОНИЯ

3. Федя-оленевод и буква Ы.
Владимир Теняев
2011-03-07 22:37:35
Читателей: 542 (Авторов: 1, Пользователей: 541)   54.6
В Себян, подчёркиваю: в Себян особенно..., а вообще-то, никуда, не разрешалось доставлять спиртное. И категорически запрещалось привозить спиртное для местного населения. Ни под каким соусом, ни для какого бартера-обмена. Если, при полётах на равнинные площадки и аэродромы, правило иногда нарушалось, а провинность частенько спускалась с рук, то нарушителями данного запрета, в случае с Себяном, занимался, ни много, ни мало, сам КГБ. Вот, так! 

 

 

Думаю, не надо объяснять, что шутить с этой конторой было ни к чему. Они были везде и знали всё. До поры, не вмешивались, если считали проступок, даже не касающийся спиртного, как бы вне сферы своей деятельности..., но масштабы меня здорово поразили. Кое-чего не знал, да и не хотел, а потом всё же пришлось с «контачить» с «конторскими», в силу служебного положения и работы с секретными документами, коими являлись, например, полётные карты. Но это происходило чуть позже описываемых событий. 

 

Дело в том, что спиртное категорически не рекомендуется эвенам, да и якутам тоже. Но если географически равнинно-расположенным якутам никакими талонами и барьерами-запретами не удаётся спиртное изжить (ведь если нет здесь, то поедут в соседний улус и всё равно достанут!), то для эвенов, живущих в замкнутом пространстве и на ограниченном пятачке – это уже крутое разгуляево до полной потери... И последствия, как правило, самые трагические. Есть что-то такое на генетическом уровне, чего нам не понять. Да и не надо. Мы – сами по себе, а они – тоже отдельно. 

 

Помню, как в первые месяцы моей трудовой деятельности отмечалось тридцатилетие командира звена. Полгода – вполне приличный срок для того, чтобы познакомиться с ребятами поближе и кое в чём определиться. Коллектив работал небольшой, виделись ежедневно, поэтому находились «на короткой ноге» с именинником. Он был из местных, но не якут, а просто здесь родился. 

 

 

Кроме приглашённых из аэропорта, которые были вполне знакомыми, были приглашены и гости со стороны виновника торжества. Из посёлка, но люди неавиационные. И присутствовал один, по имени Паша, тоже лет тридцати, одноклассник командира звена. Симпатичный, общительный, балагур – душа любой компании. И вышло так, что я схлестнулся с Пашей на почве музыкальных пристрастий. Не на шутку! Как сейчас помню, битва разгорелась вокруг «Chicago», «YES» и Herbie Hankock. Очень мне понравилось, что нашёл в такой глуши соплеменника по пристрастиям в музыке, чему даже очень искренне удивился... Я в перекурах посетовал, что кроме магнитофонных записей, страшно хотел бы иметь и винил. 

 

Даже в Ленинграде приходилось с лупой и по тёмным подворотням шукать диски с импортной музыкой. А эти группы... Тем более, Хэнкок! Они вообще – «на любителя», и только у узкого круга людей можно было приобрести. А тут – собрат, корешман! Жизнь друг за друга отдать! Братья навек! Музон – forever и вовеки веков!!! 

 

...Короче говоря, этот Паша начал рвать рубаху и клясться, что через недельку, максимум – дней через десять, любой из дисков будет. За мои гроши, естественно. И даже уговорились, за какие именно. Нужен только списочек желаемого. Будет абсолютное новьё, даже запечатанное в целлофан и со всеми «потрохами»... Возможно, мы даже целовались при этом. Не помню. Но были крайне довольны друг-другом. 

 

 

...Утром похмелялись наедине с именинником. Пашу я расписал, захлёбываясь от восторга, как истинного меломана, родственную душу и собрата практически во всём. Про будущее счастье слиться в экстазе с любимыми группами тоже поведал... Между первой и второй услышал ответ: «Паша? Паша – да! Он – может. Он всё может... Он же – внештатник...»... Трезветь я стал позже, но очень-очень быстро. Когда смысл услышанного дошёл-таки во всей своей простоте... 

 

 

Другой случай... Когда летел годика через три в самолёте Ан-2. Зимой – куда-то, в район Тикси. Самолёт был порожний, и кроме подсевшего в Жиганске пассажира, в салоне никого не находилось. Пассажир – невзрачненький. Небольшого росточка, в возрасте. Ничем особенным не примечательный. Русский... Вышел к нему покурить и скоротать времечко... Поговорили о том, о сём... Впервые видимся, подсел он в Жиганске, а это – не наша вотчина. Ну, абсолютно ничего общего!... А потом он как-то лукаво глядит и спрашивает, практически утверждает, и ненавязчиво так: «Вы – такой-то?» И – по имени-фамилии. «И жена у вас – такая-то?»... И ещё выдал пару-тройку таких фактов моей небогатой биографии, какие ни в каких анкетах не указываются... 

 

Я кивал, соглашался... А чего отрицать-то, если говорилось только то, что отрицать бессмысленно? Правда – она и есть правда. Сермяжная, она же и посконная. Истина!... Ну, перекур надо было завершать, да и мужичок особо не приставал, а как бы давал понять, что всё обо мне знает... А кто он и откуда, и почему всё знает, и для чего дал это понять – до сих пор для меня секрет... Так, для понта, взыграло что-то в нём. Покуражился слегка над зеленым юнцом, потешил самолюбие. Я не знаю. Да и не очень хочется... Мужичок бесследно растворился в тиксинском аэропорту, и больше на глаза не попадался... 

 

 

Ещё один случай про «это»... Самолёт Ан-2 привычно перевозил пассажиров-почту по «кольцу» площадок. Зима. Сугробы кругом, расчищают только пространство для полоски посадки и разбега. Пассажиры выходят, входят. Почту, как обычно, сваливают чуть подальше от самолёта... Встречающий – начальник авиаплощадки. Он же – кассир, он же – грузчик... Един во всех ипостасях... Самолёт улетает....Через недельку командира и второго пилота отстраняют от полётов. На авиаплощадке не найдена ценная посылка в адрес сельпо... Нету, и всё. Хоть тресни! 

 

 

Экипаж таскают по всем инстанциям. Ежедневно. Расспросы перерастают в нечто большее. Oбъяснительные, нервы. Kороче говоря, полная безнадёга. Жизнь закончилась!... В посылке находилась партия золотых часов на энную сумму. Тогда они стоили, по-моему, от 100 до 150 рублей. Барахло, конечно, как прибор точного времени. Отечественные, тем более. Но других в продаже не было... 

 

 

И на какой-же, спрашивается, икс, в той глухомани, где «...тайга вокруг», а в сельпо даже мышей не водится, партия часов и именно золотых?... Вопрос неуместен. Если кто-то припоминает ассортимент тогдашних магазинов, то подтвердит, что хлеба на прилавке могло и не быть, а золотые часы – всенепременно! 

 

 

...Экипаж мурыжили долго, таскали, нервы мотали. И следили... Не всплывут ли, ненароком, часики где-нибудь у экипажа? Ребята и не летали, а с работы уволить не могли. Не было подходящей статьи и веских оснований. Сидели пилоты на голом окладе. Долго, и уже не ожидали ничего хорошего. 

 

 

А по весне – «...расталдыкнуло солнышко...» и так далее, по тексту. В общем, растаял на авиаплощадке один сугроб, куда посылочка заветная угодила. Никому не нужна была! А часики золотые – тем более. Но уж, нервы ребятам помотали изрядно, поизгалялись и поизвращались! И страшной жути нагнали по полной программе. 

 

 

… Я отвлёкся от Себяна, но всё там настолько взаимосвязано, что начав однажды об одном и коснувшись другого, надо распутывать весь клубок событий. Для того, чтобы окончательно не заплести извилины сумбуром изложения. 

 

 

А ещё в Себяне весной отмечают праздник оленеводов Ысыах. Это не опечатка вовсе – первая буква Ы. Про Ысыах и букву Ы расскажу прямо сейчас. 

 

 

Ы, ы (название: «ы») — 29-я буква русского и 28-я белорусского алфавитов; в других национальных славянских кириллических алфавитах отстутствует (в современных южнославянских языках древние звуки [и] и [ы] совпали давно, но буква Ы из сербского и болгарского алфавитов была исключена только в XIX веке; а в украинском алфавите, только тогда и созданном, вместо пары И/Ы используется І/И). используется также в кириллических письменностях многих других языков. В старо- и церковнославянской азбуках буква Ы носит название «;ры» (ст.-сл.) или «еры;» (ц.-сл.), смысл которого неизвестен, но явно родственное названиям букв «еръ» (Ъ) и «ерь» (Ь). В древнейших формах глаголицы и кириллицы буква Ы, вероятно, отсутствовала; в более поздних она построена механическим объединением знака для Ъ или Ь со знаком І или И (в старославянских памятниках встречаются все возможные комбинации диграфа; в старой кириллице элементы буквы могли также соединяться черточкой). В кириллице буква Ы обычно считается 30-й по порядку, в глаголице по счёту 31-я. Числового значения не имеет. 

 

Гласный [;], обозначаемый буквой «ы», существовал ещё в праславянском языке. Часто происходит из долгого звука , чем объясняются чередования ы/у, ы/ов и т. п.: слушать — слышать, рыть — ров. 

 

 

Ы — (рус., фант.) голый вепрь, проклятый святым Микой (Икающий лес братьев Стругацких).  

 

Ыал-Усуга — посёлок в Якутии в междуречьи рек Тумара и Келе, впадающих в Алдан. 63,35 °с.ш. и 130,05 °в.д. 

 

 

Ыгыатта — она же Ыгыта — река на западе Якутии, левый приток Вилюя. Длина 601 км, площадь бассейна 11,2 тыс. кв. км. Берега реки круты и каменисты, течение быстрое, вода прозрачна и холодна. Уровень реки зависит от выпадающих в её долине дождей, в устьи глубина до 4 сажен. Была известна обилием на своих берегах цветных камней, называемых вилюйскими изумрудами, рубинами, сердоликами, халцедонами, яшмами, аквамаринами и полуопалами. Камни имели округленную форму и лежали всегда в русле реки или на песчаных отмелях. 

 

 

Ыгыта — см. Ыгыатта 

 

 

Ыйбён — (корейск., буквально — воины за правое дело, армия справедливости), в средневековой Корее народное ополчение (главным образом из крестьян) для отражения иноземных захватчиков; возникло в конце X в., в период нашествия киданей. В новое время это — вооружённые отряды корейских патриотов, боровшиеся с японскими агрессорами. Партизанская борьба таких отрядов приняла в Корее широкий размах в 1905—08 гг. после установления японского протектората. Лишь разгромив или оттеснив в глухие районы основные силы Ыйбёнов в августе 1910 г., японские империалисты аннексировали Корею. 

 

 

 

Ыйсан — (625 — 702 гг.) выдающийся буддистский деятель Кореи периода Объединения. Полагал, что всё сущее в мире подобно отражению в глади морской поверхности и что истина может быть познана только в мире души. 

 

 

Ыйсон — село в Южной Корее в районе Кёнсан-Пукдо. Железнодорожная станция. Ок. 36,30 °с.ш. и 129 °в.д. 

 

 

Ыйчхон — (1055 — 1142 гг.) выдающийся деятель корейского буддизма периода Коре. Сын вана Мунджона. Являлся автором значительного числа буддистских сочинений, в большинстве своём не сохранившихся. Был главным организатором и руководителем издания «Продолжения большого свода сутр» («Сокчангён») в 4769 томах. Пытался преодолеть соперничество между традиционной и дзэн-буддистской школами, выдвинув учение о том, что путь открытия истины строго индивидуален и может быть любым, будь то углубленное изучение сутр или медитация.  

 

Ыллымах — посёлок в Южной Якутии в 55 км к ЮЮВ от г. Томмот. Ок. 59 °с.ш. и 127 °в.д. 

 

 

Ыльчи Мундок — полководец государства Когурё, организатор победы над китайскими захватчиками в 612г. Жил во II пол. VI — I пол. VII вв. 

 

 

Ымыяхтях — посёлок в Центральной Якутии. 

 

 

Ысыах - якутский новый год. 

 

 

Относительно буквы Ы могу добавить, что поначалу резало глаз обилие названий, начинающихся на эту букву. Их очень много – речки, посёлки, озёра и т.д. Напомню, что постоянно работал с картами. Например, увидев однажды вывеску на сарае «Аэропорт Ытык-Кюель» и попробовав произнести вслух, впал в своеобразный ступор. Сами попробуйте прочесть! Но потом сжился и перестал удивляться, воспринимая, как некую данность и непреложность. 

 

 

Якутский алфавит состоит из русских букв, но добавляются какие-то непривычные закорючки к букве, чтобы конкретизировать произношение. Особенно странного не находил, так как долго прожил в Казахстане. А там что-то подобное присутствует, равно как и в Башкирии, например... Бывая в Уфе, мы посмеивались. На здании аэровокзала крупно написано и по-русски УФА, а рядом – по-башкирски... три буквы ООО, но только средняя О – с вертикальной палочкой посередине, а две крайние – с горизонтальной. Буква Ф угадывается сразу, а вот, как произнести первую и последнюю, надо либо точно знать, либо пытаться угадать! Мы ещё шутили, что башкиры необычайно хитры и мудры, сэкономив на символах для букв. 

 

 

А что касается праздника Ысыах, то его отмечают и празднуют повсеместно. Только праздник в самом Якутске и в более-менее крупных, по якутским меркам, городах сильно отличается от того, что можно увидеть на селе. 

 

 

В Якутске (или неподалёку) праздник имеет республиканский размах и масштаб. Торжество заранее планируется, пишется сценарий, привлекаются СМИ, а также приглашаются почётные и знатные гости. Дело курируется обкомом и Минкультом, поэтому лучшие театральные и музыкальные коллективы свозятся на главное мероприятие отовсюду... Эдакий вариант нынешних открытий Олимпиады. Поэтому торжество имеет тщательно срежессированный вид и слишком, на мой взгляд, лубочный. Всё тщательно отрепетировано, приглажено и отлакировано! Но нет экспромта и некоторой естественности. 

 

 

А вот, на селе, где нет слишком уж высокого и недосягаемого начальства, празднество происходит гораздо веселее! Гости, конечно, есть. Но их величие немного скромнее, а празднующие друг-друга знают, как облупленных. Поэтому и гуляют по-семейному, от всей души! 

 

 

Праздничные наряды есть у женщин каждой семьи. Очень красивые, но не фабричного производства. Расшитые бисером парки и торбаса из оленьих лапок, головные уборы. Всё с любовью готовится долгими, холодными зимними ночами. Наряды тоже поскромнее тех, что на артистах в Якутске, но вся прелесть именно в том, что они выполнены кустарным, ручным способом. И почти не имеют повторений в узорах. Каждая якутка стремится самовыразиться в своем наряде. В этих костюмах они просто преображаются... А программа мероприятия давно известна всем и во всяких деталях. Она традиционна и привычна. 

 

1. Выступление улахан-тойона. Улахан – большой, главный. Тойон – богатый, зажиточный. (Кулак, кровопивец, если по-нашенски). Но в современном смысле – просто начальник. Поскольку секретарей обкомов-райкомов насчитывалось не так много, как районов и селений, где представители партаппарата просто обязаны находиться, то для селений помельче и в тойоны «производили» всевозможных секретарей и инструкторов ВЛКСМ. Их было числом поболее. И каждый очень стремился стать «улаханом». Речи были заранее подготовлены, написаны, утверждены свыше и отрепетированы. Обычная рутина. 

 

 

2. Выступление местного тойончика из лиц председателей колхозов и оленеводческих совхозов. Тут, как правило, можно услышать краткие сведения о текущих достижениях, передовиках-стахановцах, грандиозных планах и непременный вызов соседнего конкурента на соцсоревнование, чтобы «догнать и перегнать». И вообще, пламенные заверения: несмотря на достигнутые показатели, скрытые резервы всё-таки позволят... Уж в следующий сезон – ещё больше пере... Суть ясна, я думаю. 

 

 

3. Обязаловка по линии концерта. 

 

4. Собственно, праздник. 

 

 

 

Перечисленное варьировалось в небольшом диапазоне. Конечно, всё непременно было обставлено выездной торговлей. Но мне после городской жизни происходящее напоминало читанное о том, как королевский пират Кук с помощью блестящих безделушек и карманных зеркалец завоёвывал дружбу и уважение туземцев. Так и здесь, не избалованный изобилием и разнообразием ширпотреба местного сельмага народец, был рад хоть чему-то новенькому, привезённому с Большой Земли. Вокруг лоточков с сюрпризами торговли царило всеобщее оживление. Торговля шла бойко, и назад товар практически никогда не увозился, а то и не хватало привезённого! 

 

5. Конкурсы, лазанье по облитому водой деревянному бревну за каким-либо призом, помещённым на самый верх. Катание на нартах, перетягивание каната, кидание аркана в цель, скачки на оленях. 

 

 

На домашнем олене нельзя ездить верхом. Олень довольно миниатюрен. Его дикие сородичи, которые стадами бродят по тундре чуток севернее, ближе к Тикси, гораздо крупнее и цветом шкуры отличаются. А у домашнего – хребтинка слабая. Даже представители местного населения из лиц мужеского пола-обличья могут эту хребтинку враз сломать! А из всех местных, крупнее наших подростков, никого не встречал. Поэтому в скачках на оленях участвуют только дети. 

 

 

Правда, надо бы кое-что уточнить. Мои утверждения не вполне корректны. Недавно мне подсказали, что верхового оленя эвенки называют "учуг". Таких оленей немного в стаде, но они используются на промысле с большим успехом. Конечно, русский мужик, под центнер весом, спину учуга сломает...(Эвены, якуты или эвенки – на суть никак не влияет. Просто эвенкийский "учуг" может как-то по-другому называться у представителей разных национальностей... Здесь надо бы сделать авторскую ремарочку. Поскольку пояснения в случаях с волками, учугами и некоторых дальнейших рассказиках даны одним и тем же человеком, то я очень хотел бы назвать его имя: Василий Тихоновец. Его произведения можно найти на моей страничке в списке избранных авторов... Как говорят в Одессе, есть две большие разницы. Но в случае с Владимиром Теняевым и Василием Тихоновцом такая разница просто громадна и необозрима. Я даже не буду сильно переживать если кто-то из читателей сразу безвозвратно "перебежит" на страничку этого замечательного Писателя...). 

 

 

 

На празднике всегда есть заранее приготовленные яства и блюда. С учётом местного колорита. Что-то подается на «халяву» самому Улахан-Улаханычу и его свите, а экипажу, в знак расположения и уважения, тоже кое-что перепадает. Но есть и вкусности, которые можно просто купить. В своей основе, это всевозможная рыба, оленина и оленья печень, но не в сыром виде, кумыс, если в хозяйстве есть кобылицы, и обязательно – варёное мясо. 

 

 

Оленина, если пробовали где-то здесь и по баснословной цене, совсем не такая на вкус. В ресторанах это – деликатес, а из какого рода оленя, сказать не возьмусь. Особенного ничего нет. Ни там, ни тут. От говядины отличается более тёмным цветом, если смотреть на сырой кусок. Говорят, что диетическая, в нём практически нет жира. Запаха какого-то особенного и специфического тоже нет. Но сразу отличите, если доведётся. Мясцо довольно пустоватое, если можно так выразиться. По крайней мере, такого наваристого бульона, как из говядины, не получите, как бы ни старались... Но – очень вкусное, хотя и на любителя. Оленина в Якутии продавалась свободно, а говядина со свининой – по талонам. 

 

 

… Теперь слегка о другом и издалека...Если вам известно, то самая качественная и дорогая колбаса твёрдого копчения (или любая качественная сырокопчёная) обязательным компонентом должна содержать конину. Если вы пока этого не знаете, то теперь знайте! Как раз тёмный цвет и неповторимый вкус этих колбас, во многом, зависят от количества и качества конины, которая туда включена. Цена, кстати, тоже!... В Воронежской области до сих пор процветает конокрадство. Цыгане втихую уводят лошадей у зазевавшихся хозяев и с большой выгодой продают их многочисленным мясокомбинатам. На колбасу... Варёная конина на вкус не очень приятна, но любители всё-таки есть!... Волки – не в счёт. 

 

 

Если же вы никогда не пробовали казахскую домашнюю колбасу из конины, то потеряли очень много! Рекомендую. Называется казы, и на городских рынках можно попытаться поспрашивать и поискать. Она бывает в продаже, сам видел. Дороговато, но сравнимо со всякими твердокопчёными. 

 

 

Однако, варёная жеребятина – это нечто особенное! Буженина и карбонады самых дорогих сортов расположились где-то рядом, но только не впереди. Хотя, кое-кто может и не согласиться. На вид – совершенно неаппетитная. На самый первый взгляд. Но это – только впечатление для вас, привыкших к цвету мяса, напичканного всякими пищевыми добавками-красителями, чтобы вскружить голову внешним видом. 

 

 

 

Блюдо из варёной жеребятины называется ойгос. Готовят его не часто, как раз к таким праздникам. Сами понимаете, что резать жеребенка ради прокорма, да ещё регулярно, никто не станет! Мясо получается светло-жёлтое, с зеленцой. Отсюда и непривычно неаппетитный вид. А если ещё и с жирком, как у корейки свиной, то как раз это сальцо и вовсе жёлто-зелёное, иногда ядовитого оттенка. Но вкус – просто потрясающий!!! Удастся попробовать, тогда и оцените сами. 

 

 

 

...На макушке лета, но уже ближе к осени, в оленеводческих совхозах начинается сезон массового забоя. Конечно, для пропитания никто не запрещает оленей забивать, да и контроля нет практически никакого. Каждая семья оленеводов пасёт и личные стада, и общественные. 

 

 

Сдаётся все-таки, что оленеводы и сами не знают точного учёта оленей. Какие – личные, а какие – государственные. Но какая-то отчетность поголовья всё равно существует. Хотя бы на бумаге. Стада вперемежку бродят по выбранной территории, а потом их перегоняют чуть подальше, где корм посвежее. И так – на протяжении всего сезона. 

 

 

Бывает, летишь в стадо, а проводник в вертолёте морщит лоб и пыжится опознать место: «Там!»... Летим туда, а стада нет. Однако, всё таки где-то рядом, далеко олени не могли уйти. Но это «рядом», порой, составляет пару десятков километров. Просто за время отсутствия проводника стадо перекочевало слегка в сторону. 

 

 

Как-то раз, поступила заявка на обслуживание стада неподалёку от Себяна. Рельеф сами представьте – горы кругом и не маленькие! А про погоду тамошнюю я уже раньше докладывал. Горе заказчика было в том, что в это стадо уже не летали пару месяцев. Руки не доходили сначала, да и других стад было полно! Потом погода окончательно скурвилась. А заказчик запаниковал, что продуктов оленеводам-пастухам давно не доставлялось. Короче говоря, надо было лететь. Полетели. Нашли. Сели. 

 

 

Радостных криков: «Ура-Ура!» почему-то не раздавалось, никто не суетился и не бежал навстречу с громкими воплями: «Ну, наконец-то! Спасители!»... Олени лениво паслись неподалёку, тоже не выказывая никакого интереса ни к вертолёту, ни к прилетевшим. Походкой раздолбая и совершенно не спеша, шёл пастух. Следов потери сознания от голода и концлагерной худобы как-то не наблюдалось. Уже легче... Выключили двигатели, предварительно согласовав с базой стоянку на два часа. Потом всё-таки прибежала любопытная детвора. Все там находятся с семьями. Начали выгружаться. 

 

 

Слышу разговор прибывшего представителя заказчика с пастухом. Суть в том, что первый интересуется, всё ли в порядке, все ли здоровы. Особо упирает на то, что продуктов привёз, наконец-то... Винится, ищет сочувствия и понимания. 

Потом прозвучала ключевая фраза: «....и деньги я всем за два месяца привёз...» Тогда оленевода как прорвало. Он стал орать, что видел этого экспедитора на..., вместе с..., и со всеми продуктами и деньгами, вместе взятыми. Причём, не только за два месяца, а ещё на пару лет вперёд!... «На какой, спрашивается, икс, здесь твои деньги в горах? А продуктами я и тебя, и твою экспедицию, и...сам обеспечу!...Ты водки-то привёз?» 

 

 

Потом всё же слегка отошёл и умерил пыл. Видимо, заказчик всё-таки ублажил его. Тем временем, разгрузились. А погода стояла шикарная! Нас любезно пригласили в стойбище. Пока решались всякие дела у заказчика с пастухом, присели за стол. Кругом на деревьях висели полоски оленины. Вялились впрок. Вида оно, мясцо, было абсолютно непрезентабельного. Довольно грязноватое, и мухота присутствовала. Бортмеханик сразу ушел к вертолёту, зная, что угоститься придётся, а отказаться нельзя никак, если только не уйти. Обида смертельная. Ну, а остальные уже были привычные, по кусочку попробовали. Но больше для вида и ублажения угощающей стороны. Тут же протекала небольшая горная речушка. А в ней – свежедобытая и уже разделанная на части туша горного барана. Просто куски мяса лежали в воде на камнях и охлаждались. Только в этот раз нам предложили мясо забрать. Дураков, отказавшихся от свежатинки такого рода, как понимаете, не нашлось! 

 

 

Но это не всё. Совещание пастуха с заказчиком закончилось неожиданным предложением продлить время стоянки ещё на час. Нас хотели угостить свежезабитым оленем. Согласились сразу, тем более, что это было задумано только ради нас... Уважали, значит! 

 

 

И вот, что произошло дальше. Стадо оленей находилось в загоне из жердей, размером с футбольное поле. Стадо крупное, примерно 300 - 400 особей. Надо было забить только одного. Или двух, чтобы ещё и начальству передать. Его же тоже надо уважать и даже любить, тогда и взаимность будет!... Подозреваю, что водка всё-таки была привезена, иначе откуда такое сверхрадушие?! Подошли ещё трое-четверо пастухов, побухтели на своём и только промеж себя. Один остался на месте, а остальные разошлись по сторонам загона и собачек кликнули... 

 

 

С помощью собачек и гортанных криков, стали стадо разгонять по кругу. Сначала медленно, а потом быстрее, ещё быстрее... Всё стадо пришло в движение и начало двигаться внутри загона по часовой стрелке. А первый мужичок стоял рядом с нами и пристально вглядывался в сплошную массу пробегающих мимо оленей. А они почему-то косили глаза именно на него. 

 

 

Стадо волновалось всё больше, круги наворачивались многократно. Волнение чувствовалось во всём поведении оленей. Только мы, как зачарованные, стояли пнями, не понимая сути происходящего... 

 

 

Наконец, на каком-то очередном круге, стадо стало успокаиваться и замедлять движение. Медленнее, ещё медленнее... Потом остановилось... и, как ни в чём не бывало, принялось заниматься обычным делом – пастись! Но несколько оленей продолжали кружиться в своеобразном центре загона. 

 

 

Стоявший столбом и сверлящий взглядом пробегающих оленей, мужичок вдруг взмахнул рукой, как бы нехотя и совершенно, на мой взгляд, неприцельно. Просто – как камень бросил из-за головы, причём – не сильно! И сыромятной кожи аркан, неведомо когда и как оказавшийся в руках, точно попал на рога одному из оленей. В этот момент остановились все олени. 

 

 

Заарканенный олень покорно рухнул на колени, обречённо склонил голову. Он уже всё знал, как знало и всё остальное стадо. Судьба оленя была решена по каким-то, нам не известным, признакам ещё раньше!... Взглядом мужичка с арканом... Олени это почувствовали... Именно тогда, когда окончательный выбор был сделан, а жертва определена, стадо и стало успокаиваться. Мне объяснили потом. А пока я стоял и заворожённо наблюдал... 

 

 

Мужичок деловито подошёл к стоящему на коленях оленю. Вынул острейший якутский нож, приставил к ложбинке на оленьей шее. Туда, где шея переходит в спину. Потом резким и точным, но снова несильным ударом (вот профи-то!) решил незавидную оленью участь. Олень рухнул замертво, даже мучений и конвульсий не было. Еще два взмаха ножом – и нам преподносят два нежнейших, покрытых пушком, отростка... Панты. Ещё мягкие, без признаков ороговения. А из середины сочится кровь... 

 

 

Потом я увидел, как мастера-оленеводы в три ножа за десять-пятнадцать минут освежевали и разделали на куски убитого оленя. И не было лишней суеты, крови, отходов. Высший пилотаж работы, в которой равных им нет. Нас одарили мясом в строгом соответствии... Иерархию якуты знают и свято чтут. Лучшие куски – командиру и мне, как проверяющему. Остальным – по своему усмотрению, но не обидели никого... Потом всё-равно пересортировали по справедливости, то есть – поровну... 

 

 

А историю эту вспомнил, когда упомянул про соревнования по бросанию аркана... Завзятый ковбой Мальборо или супершаман Чингачгук могут покурить бамбук в сторонке. Пока они будут раскручивать свои лассо, примеряясь к точному броску, наш Федя-оленевод уже разделает добычу на части и угостит соперников лучшими кусочками... 

 

 

(продолжение следует)