МОЙ ШЕДЕВР - САЙТ ДЛЯ ВАШЕГО ТВОРЧЕСТВА На СТАРТОВУЮ СТРАНИЦУ РЕГИСТРАЦИЯ         АВТОРИЗАЦИЯ         ЛИЧНЫЙ ОФИС
  ЯВИТЬ МИРУ СВОИ ШЕДЕВРЫ, ОБСУДИТЬ ЧУЖИЕ, НАЙТИ ДРУЗЕЙ И ВРАГОВ ТЕКСТЫ         ИЗОБРАЖЕНИЯ         АУДИО  
КРЕАТИВНОЕ ОБЩЕНИЕ: КАЖДЫЙ ИЗ ВАС - ПО-СВОЕМУ ШЕДЕВР! АВТОРЫ         ПОИСК ПО САЙТУ         ПРАВИЛА САЙТА


ТЕКСТЫ / ЮМОР · САТИРА · ИРОНИЯ

87. Элементарщина клонирования в полёте.
Владимир Теняев
2012-04-27 07:13:27
Читателей: 516 (Авторов: 0, Пользователей: 516)   51.6
Случай с Игорем Иньковым вспомнился относительно недавно, когда довелось несколько рейсов выполнить на Ту-154 с потомственным командиром Сергеем Богатовым. Какая связь, я и сам не до конца понимаю, но она есть. Во всяком случае, возникли некоторые ассоциации. Попробую объяснить. Сергей Богатов – грамотный лётчик, выполнявший самые ответственные полёты, в том числе, и за рубеж. Предельный личный метеоминимум, огромный опыт, авторитет, нетривиальное персональное мнение по некоторым вопросам, которое не так-то просто было отстоять, контактность в общении и коммуникабельность. С юмором тоже всё в полном порядке, иначе быть не может! Короче говоря, работать с ним было легко и приятно любому специалисту, если возникали консесус и полное взаимопонимание. Достигнуть этого непросто, но у меня почему-то получилось сразу. Однако, речь совершенно не обо мне, не о психофизиологии и не о проблемах мирного и трудового сосуществования членов лётного экипажа. Думаю, что попутно придётся, волей-неволей, касаться и этого важного вопроса. 

 

Сергей Богатов, как и все нормальные индивидуумы, не отягощённые рамками узкой специализации и полученной профессии, имел увлечения и пристрастия в обыденной жизни. Которые никак не были связаны с авиацией. Одно время вплотную занимался йогой, слегка философствовал, даже самостоятельно углублял познания в области английского языка, не ограничиваясь требованиями авиационной фразеологии. Но и не это являлось главным хобби. Сергей был страстным и заядлым рыбаком, посвящая всё свободное время именно такому занятию. Для него существовали только спиннинг, блёсны, джиги, воблеры и всякие другие современные, ультрамодные и страшно дорогие «примочки» и приспособления, в которых я досконально не разбираюсь, а имею лишь общее представление.  

 

Никакой другой рыбалки Богатов не признавал. Скажем, ловлю удочкой считал скучным, пустым и совершенно неинтересным занятием. И рыба для него существовала только такая, которая сдуру прёт на заброшенную железяку, то есть, хищники, наподобие судака, щуки или окуня. Вот это, по утверждениям Сергея, было настоящей вещью! Остальное – шелупонь и просто рыба, независимо от количества, качества и способа лова. Как килька в томате. Правда, про самостоятельно выловленного судачка слышать не приходилось. По всей видимости, в районе Серёгиной дачи он не водился или специально избегал нежелательной встречи, а вот, про сказочные уловы щуки и несметное количество разнокалиберных окушков приходилось выслушивать каждый божий день, когда судьба сводила вместе в кабине Ту-154. В общем, Сергей себя гордо именовал «щурятником». 

 

Если летом, в самый напряжённый период авиационных перевозок и полётов, выпадали редкие выходные, то Богатов их проводил на даче, где-то в районе Карельского перешейка. Никакими посулами, «жирными» и выгодными рейсами его оттуда было не выманить. Даже если вдруг случалась острая необходимость. Сотовый телефон попросту выключался, а Сергей полностью отдавался любимому занятию, настойчиво истребляя в окрестных водоёмах хищные племена окуней и щучек... Затем, обычно следовал водопад рассказов и «широкоформатных» впечатлений, изливаемых прямо в открытые рты восхищённых слушателей... И разговоров с рассуждениями. С восторгом и взахлёб! Иногда Богатов привозил в авиаэскадрилью увесистые пакетики вяленого окуня, в качестве презента и доказательства статуса истинного рыболова-спиннингиста. Пакеты гордо и со значением ставились на видном месте, а любой желающий мог не чинясь полакомиться и отведать рыбку, оценив размеры, количество, аромат, вкус и свежесть.  

 

Однако, если Сергей не успевал уехать из дома, а в этот момент перехватывало по телефону начальство, внезапно решившее, что никто больше не сможет выполнить какой-нибудь, случайно «свалившийся с неба» рейс, то нытья, бурчания-ворчания, пересудов и горестных сетований по этому грустному поводу хватало с избытком на весь полёт. Доставалось всем: судьбе-злодейке, паскудному и сволочному эскадрильному начальству, руководителям лётного отряда, неграмотному и бездарному планированию полётов и всем остальным, кто ни в грош не ставил летний период. Когда каждый выходной наперечёт и на вес золота! Солнечную погоду, устойчивый клёв, сезонный жор хищной рыбы и...Дополните перечень самостоятельно...Кстати, пассажирам, вполне возможно, что и вам, тоже изрядно доставалось. Ведь если бы не повышенный спрос на авиабилеты, то и самолётик могли бы поменьше послать. А так – приходилось самому мысленно посылать «злыдней» в пешее путешествие по известному адресу, но скрепя сердце лететь... 

 

Особенно ненавистными являлись, так называемые, «коротыши», то есть, непродолжительные рейсы, наподобие «скачков» в Москву или Хельсинки. Ни тебе налёта толкового, ни рабочего времени, ни, соответственно, приличной оплаты. Рейсы в Москву частенько совмещались в «спарки», позволяя слетать дважды по этому маршруту. Это ещё куда ни шло! За день набиралось четыре часа лётного времени. А вот, сорокаминутный «подскок» в Хельсинки, когда не успел взлететь, одуматься и толком «перепугаться», как уже катишься по перрону аэропорта Вантаа, руля к обозначенной стоянке – это никуда, по мнению, Сергея, не лезло и было пустой тратой времени. День насмарку! Целый день, во время которого можно вволю поблеснить, испробовать в деле новую снасть и изведать уловистые места, где ещё не забрасывался спиннинг. 

 

Нахождение в двенадцатичасовом резерве Богатов также считал временем, которое проходит понапрасну. В общем, вы уже всё поняли. Суть поднываний и сетований на незавидную судьбинушку всегда имели один и тот же подтекст – если есть возможность, то меня трогать не надо. А если такой возможности нет, то всё равно надо её изыскать. Точка. Богатов... Но если Сергей был в благодушном настроении после удачной рыбалки, то весь полёт можно было слушать пространные рассуждения на тему: как я куплю новый воблер или хитромудрую блесну, откладывая с каждой зарплаты энную и совсем не маленькую сумму. Ну, и заодно узнать количество и размеры выловленных экземпляров окуней и щук. Рыбацкая натура!  

 

Обычно, никто Сергея не перебивал, большинство лётного состава знало его давненько, как и присущую «браконьерскую» слабость. Участливо кивали, поддакивали, деланно восхищались, некоторые даже подкалывали, понимая, что любой другой теме Богатов всегда предпочтёт разговоры о спортивном лове, а тогда своротить с этого пути будет очень трудно. В общем, нового неискушённого слушателя отыскать было непросто, а старые относились и реагировали по-разному. От молчаливого выслушивания до страстного подзуживания рассказать и похвастаться чем-нибудь новеньким и ещё не известным широкому кругу.  

 

Однажды мне попался импортный журнал «Карп», полностью посвящённый лову этого вида рыбы. Кто-то из пассажиров оставил или забыл в кармашке кресла. С фотографиями, указанием веса, водоёма, насадки и вида применённой снасти. Признаюсь, что экземпляры были представлены весьма фантастические. Я даже не предполагал, что обычный озёрный карась, по рыбьей сути, вырастает в определённых условиях принудительного прудового кормления до размеров среднего поросёнка, а также искренне ужаснулся, представив на минуточку, как его, «заарканенного», приходится вываживать и вытаскивать на берег. Интересно бы попробовать и побороться, кто кого! 

 

Журнальчик я просмотрел и заботливо подсунул под левую командирскую руку. Сергей минут пятнадцать старательно листал глянцевые странички, всматривался в счастливые лица рыболовов-рекордсменов, картинно демонстрирующих рыбацкую удачу и ослепительные зубы, вчитывался, прикидывал, а потом всё-таки сказал: «Нет, как хочешь, а это – не моё...Скорее бы выходные, когда можно будет...» И дальше – по накатанным рельсам проблем планирования полётов, которые никак не вписываются в личные планы блеснения в районе личной дачи...Не хотелось в сто сорок пятый раз выслушивать одно и то же. Пришлось поднапрячься и принудительно свернуть с избитой темы, предложив поразмышлять на предмет гипотетической возможности смены профессии. Слегка пофилософствовать, так сказать, отрешившись от привычных реалий...Знал, что Серёга на досуге философствовал «по-чёрному».  

 

Перелёт выдался достаточно продолжительный, позволяющий некоторые вольности и определённую расслабленность, однако, на работу это не влияло. Всё находилось под полным контролем: параметры систем в норме, двигатели равномерно и привычно «жужжали», а пролёт поворотных пунктов и диспетчерских зон докладывался вовремя. Горизонт просматривался на многие километры вперёд, влево и вправо – никаких атмосферных фронтов. И опасные метеоявления полностью отсутствовали, так как небо выглядело абсолютно безоблачным. В общем, тишь-блажь, благодать, скукотища и никакого простора для инициативной деятельности, когда приходится то и дело менять курс или высоту, чтобы что-то подобное обойти стороной или сверху. Естественно, предварительно согласовав намерения и действия со службой движения. Никакой отсебятины и самовольства! 

 

Правда, иногда самолёт легонечко потряхивало, но это не вызывало никакого беспокойства и не принуждало изменить высоту полёта или режим работы двигателей. Такое случается в любом полёте, когда ветер меняет направление или скорость, а также если кое-где имеет место небольшая болтаночка, вызывающая определённое неудобство и чувство тревоги у неопытного или слишком нервного и впечатлительного пассажира. На карте особых метеоявлений, прогнозируемых по маршруту, которую экипаж часто получает на предполётной подготовке, зоны подобных воздушных «колдобин» обозначаются тремя буквами ТЯН, то есть, турбулентность ясного неба. В общем, некоторые странности, когда, вроде бы, ничто не предвещает: облачности нет и в помине, а болтанка почему-то есть. Чудеса природы! 

 

Сергей, осознав внезапное предложение, встрепенулся, посмотрел непонимающе, немного подумал и спросил: «Как это?» Тогда пришлось из навигатора перевоплотиться в пламенного трибуна-оратора и произнести достаточно пространный монолог, выглядящий в сильно сокращённом виде приблизительно так: «Серёга, представь на секундочку, что ты, как в песне, не лётчик и совсем не командир Ту-154, а совершенно наоборот, обычный рыбак-промысловик. Это – не глюк и совершенно не в духе новомодной глубокой заморозки тела усопшего в криоцентре посредством жидкого азота или какой-то неизвестной новой жизни после жизни прежней. Даже не в традициях уважаемых индусов, верящих в переселение душ, а просто допущение... 

 

Предлагаю абстрагироваться, впасть в подобие сопливого детства, когда веришь в волшебников. Надо лишь войти в непродолжительный умственный транс и пофантазировать, допуская вероятность, что где-то ныне живёт Сергей Богатов... Ты... И, одновременно, не ты. То есть, почти ты, но... Полная твоя копия по обличью, характеру и всем остальным внешним, а также первичным и вторичным половым признакам. Но – антипод, как в подобии Зазеркалья или параллельного жития-бытия. Рыбак-профессионал. Представил?» 

 

Сергей наморщил лоб, задумался, но потом нехотя кивнул, принимая правила непонятной пока игры с интригующим и неизвестным исходом. А я предложил вызвать девочек-стюардесс с кипяточком, чтобы освежиться и взбодриться имеющимся в наличии кофейком-суррогатом из казённых пакетиков. Однако, Богатов широким жестом вынул из кейса принесённую из дома баночку приличного кофе, явно угощая всех желающих. Заодно объявил, что церемония для большего удовольствия и усваиваемости заумностей будет происходить под сигаретку.  

 

Стыдно признаться, но грешили в полёте частенько, нарушая все писаные правила и запреты...А куда было деться-то, как с подводной лодки?... Чайник с кипятком появился на столике бортинженера через три-четыре минуты. Бортинженер привычно, сноровисто и деловито занялся приготовлением напитка, учитывая индивидуальные пожелания сахара, количества жидкости и крепости. А я продолжил сочинение на заданную тему, чередуя глоточки кофе с глубокомысленными сигаретными затяжками.  

 

...« Въезжай в образ: наступает период путины, когда рыбу грех не ловить тоннами. Недалёкое и туповатое начальство требует выполнения и перевыполнения плана, пользуясь благоприятной возможностью. При этом, коварно и предвзято, с твоей точки зрения, постоянно отсылает с бригадой на самые дальние участки, не давая ни грамма передыха, а дура-рыба действительно прёт валом в километровые сети. Но, к прискорбию, совершенно не та, которая устраивает начальство и рыбаков. Нужно бы в сетях иметь осетра. На худой конец, язя, сига, леща или ещё чего-нибудь стоящего, а попадается, как назло, одна долбаная щука и окунь-матрос, которые относятся к категории сорной рыбы, не имеющей никакой ценности и совершенно не влияющей на выполнение плана. Как тут не вспомнить, что есть план по валу и вал по плану?! Дурдом, одним словом, как в авиаотряде в сезон летней навигации... 

 

Щука имеет сказочные размеры, как торпеда на подлодке, окунь ловится бочками... Ты каждый день с ненавистью осматриваешь холёные щучьи бока, щупаешь почти акульи зубы, выпутываешь из снастей колючих гигантских окуней и с тоской ожидаешь дня зарплаты, который не предвещает ничего хорошего, как сейчас коротенький одиночный рейс в Шереметьево или Хельсинки. Какой прок от щуки-переростка, имеющей размеры бревна? Одни неприятности, потеря времени и морока с распутыванием сетей! Не радует, ох, как не радует...От вида несметного количества окуня давно мутит, а деревянные колоды монстрообразной щуки просто заставляют нутро выворачиваться наизнанку... 

 

Дурацкое начальство вовсе «не в курсах» и совершенно не представляет того, что у тебя есть тайные задатки пилота-любителя, мечтающего стать профессионалом. И ты просто жаждешь получить выходной, а лучше – два-три подряд, чтобы, наконец-то...Нет, неправда ваша, батенька! Не водки нажраться, а усесться дома за навороченный комьютер, где установлены программы симуляторов-тренажёров для лётчиков абсолютно любого супер-пупер лайнера. Да вдобавок, ещё и предусмотрены реальные ситуации, маршруты, метеоусловия и визуализация, вполне соответствующая истинному положению вещей. Ты почти остервенело летаешь, летаешь, летаешь...Словом, наслаждаешься и буквально упиваешься....Пусть, пока виртуально, но ведь рядышком, неподалёку, есть аэроклуб, куда ты пока не успел записаться. Но обязательно запишешься, чтобы воплотить мечту в реальность...  

 

Пусть провалится в тартарары проклятое начальство, с которым в крутых «контрах», и которое ни черта не понимает, не вникает, не идёт навстречу, строит козни и вообще старается всячески унизить, поставить на место и любым способом не дать возможности вволю насладиться любимым делом...Эх, жизнь-жестянка! Медный грош... Да и улов, зараза такая, никак не позволяет рассчитывать на приличные деньги. Не количество, а качество... Придётся снова ждать и копить на новый компьютерный диск с усовершенствованной пилотажной программой, откладывая деньжата по крохам. А крошечки, из-за сорной рыбы, совсем маленькие, практически незаметные. Диск недавно появился в продаже, но пока явно не карману. Пиратский можно купить, но он дико глючит, а лицензионный...Эх-ма, разрази меня громом. Как хочется, если бы кто знал! Да и аэроклуб взноса требует немаленького. Снова всё отодвигается на неопределённый срок...Как тебе, Сергей Валерьевич, такая перспективка?» 

 

Этими словами или другими витийствовал, взывал, усугублял, доводя до полного абсурда, намеренно сгущал краски, притягивал «за уши» нюансы, детали и полутона, уже не припомню. Но суть именно такая. И параллели-сравнения нынешнего статуса командира авиалайнера и простого рыбака артели проводил постоянно... Сергей посидел, взгрустнул...Правда, слезу не пустил. А потом озадаченно промолвил: «Знаешь, я никогда об этом не думал...Но, наверное, ты прав. Если и не во всём, то во многом. Не ценим мы того, что имеем: работу считаем ярмом, способом заработать на жизнь себе и семье, так как обучены только этому. А другого не умеем. Завидуем кое-кому и кое-чему. Напрасно, как оказывается...Любимое занятие – передышка. Отдохновение от трудов праведных...Невозможно сказать однозначно, променял бы я «шило на мыло» или нет, а ещё труднее ответить, стало бы легче или счастливее, чем сейчас, когда рыбачу, хоть и урывками, но с полным удовольствием. Непростая задача!...А попробовать можно?»...  

 

Если бы было можно, я бы сразу предложил! Но перемещение в параллельном времени раздвоённого индивидуума, и существование двух клонированных личностей одновременно – за пределами разума и моих скромных штурманских сил... Честно говоря, не требовалось ничего конкретного. Просто хотелось заставить задуматься о некоторых вопросах, которые, лишь на первый взгляд, простые. И порассуждать на заковыристую тему возможности невозможного. Вроде того, чтобы постоять в сторонке и посмотреть, оценивая свою житуху в другой ипостаси. Со всеми «за» и «против»...  

 

Видимо, отчего-то и вспомнил Игоря Инькова, у которого, как мне кажется, возникали определённые сомнения в правильности выбора профессии авиационного инженера. Подспудно душа лежала к тепловозам и локомотивам, а жизнь распорядилась иначе. Хотя, если задуматься и разобраться, что сложнее, самолёт или тепловоз? И что там такого хитрого, неведомого и замысловатого? Что может заинтересовать дипломированного специалиста, имеющего богатый опыт и познавшего внутренности самолётной техники практически «от» и «до»? Кто повидал больше и побывал чаще в самых непредвиденных ситуациях – командир самолёта или машинист? И что было бы, если вдруг удалось зачеркнуть всю привычную жизнь и начать сызнова, но уже в новом качестве, именно том, куда влечёт и зовёт мятущаяся душа, требующая...? Узнать бы, чего именно! Но стало бы от этого лучше?! Права ли пословица, утверждающая, что променяв или потеряв то, что имеем, мы, порой, горько плачем?  

 

Заманчиво постоять в стороночке и понаблюдать за собой в новом качестве...К сожалению, а может быть, к счастью, познать такие метаморфозы дано только писателям-фантастам, ясновидцам и ведуньям. Да и то не всем и без конкретной достоверности. Это – непознанное и за гранью... Однако, предполагать не возбраняется никому...  

 

(продолжение следует)