МОЙ ШЕДЕВР - САЙТ ДЛЯ ВАШЕГО ТВОРЧЕСТВА На СТАРТОВУЮ СТРАНИЦУ РЕГИСТРАЦИЯ         АВТОРИЗАЦИЯ         ЛИЧНЫЙ ОФИС
  ЯВИТЬ МИРУ СВОИ ШЕДЕВРЫ, ОБСУДИТЬ ЧУЖИЕ, НАЙТИ ДРУЗЕЙ И ВРАГОВ ТЕКСТЫ         ИЗОБРАЖЕНИЯ         АУДИО  
КРЕАТИВНОЕ ОБЩЕНИЕ: КАЖДЫЙ ИЗ ВАС - ПО-СВОЕМУ ШЕДЕВР! АВТОРЫ         ПОИСК ПО САЙТУ         ПРАВИЛА САЙТА


ТЕКСТЫ / ЮМОР · САТИРА · ИРОНИЯ

78. Рыночные отношения.
Владимир Теняев
2012-04-15 07:02:24
Читателей: 539 (Авторов: 0, Пользователей: 539)   53.9
Лётчиков на любом рынке видно сразу. Они бросаются в глаза не только формой. Про пиджаки с погонами не говорю. В форменном пиджаке и фуражке на рынок едут только умалишённые или нормальные, но в экстренных случаях. Примерно такая же видуха и у местных милиционеров, если иметь в виду серые рубашки, которые в те времена выглядели почти одинаковыми, лишь слегка отличаясь качеством. Правда, милиционеров на рынках находилось явно маловато, если сравнивать с временами нынешними. А про патрули лихих казаков в сапогах, широченных галифе с лампасами, с чубами, нагайками и шашками можно было прочесть только у Михаила Шолохова, а уж воочию узреть – это как в цирк сходить... Собственно, какие могут быть казаки на южных просторах братских республик? Семиреченские – так это и не в Средней Азии даже, а в Казахстане. Ведь в те времена чётко разграничивалось и напоминалось – существуют республики Средней Азии и отдельно – Казахстан...  

 

Милиционеры присутствовали, конечно, но какие-то странноватые, явно не бросающиеся в глаза, практически невидимые и неслышимые. Фантомы! Беспорядков особых не происходило, это уж точно, поэтому надобности постоянно барражировать по территории у стражей правопорядка совершенно не возникало. Карманников, попрошаек и весь их репертуар они знали наперечёт, да те и не стремились попадаться на глаза, зная родных и давно прикормленных ментов в лицо, а также по адресам, наклонностям и привычкам и даже по имени-отчеству... Возможно, нищенский репертуарчик был санкционирован, много раз отредактирован и отрепетирован именно с помощью милиции. Не факт, конечно, но вполне такое допускаю, учитывая особенную структуру родственых связей, имеющую место быть в южных регионах. 

 

Но даже если милиция и была, пусть даже и виртуально, сходство с лётчиками как раз заканчивалось именно на серого цвета рубашках (галстуков-селёдок на резиночке по причине жары-духоты никто не носил, хотя и такой аксессуар одежды являлся тоже близнецом-братаном двух совсем непохожих ведомств, а предусмотрительно оставлялся либо в надёжном месте, либо попросту совался в карман брюк). Кстати, тогда имелся перекос не только во всеобщей политграмотности, но ещё и в косности мышления. Это – о форменных рубашках, а вовсе не об идеологии. 

 

 

Форменные рубашки поставлялись разными производителями – получше и похуже, но все – с длинным рукавом. Закатывать рукава категорически возбранялось. За это даже наказывали! Когда появились летние рубашки с коротким рукавом, они быстро завоевали популярность у всех лётчиков, но...! Оказалось, носить их разрешалось только лётчикам упомянутых среднеазиатских управлений ГА. И даже налаженные связи некоторых летунов, с помощью которых такие рубашки попадали в Якутию, приносили только страдания. Рубашка была в наличии, жарища стояла за тридцатник, а замполит подстерегал за углом и... отстранял от полётов до тех пор, пока рубашечку не сменишь на положенную приказом по районированию... Дурь продолжалась довольно долго, но волна перестройки сходу исправила этот недочёт. 

 

Вернёмся к милиции на рынке, то бишь, базаре... Милиция лениво стояла где-нибудь в уголочке, попивала «чаёк», жевала что-нибудь «от щедрот» торговцев и скользила сытыми глазками по бесконечному людскому круговороту. Содержимое прилавков их абсолютно не интересовало. В этом-то и усматривалось главное отличие. Взгляд и его направление! 

 

Милицию если и интересовал народ, то узко-профессионально и по долгу обременительной службы, а лётчики появлялись целеустремлённые и донельзя решительные. Взгляд представителей лётного сословия не задерживался на лицах, он пронзал-прожигал ряды лотков и прилавков насквозь, стремясь осилить «поширше», где и что разложено, что радует глаз прямо сейчас, а что отправляется как бы «на потом», на чуть попозже... Ведь заказов много. И не только для себя, любимого, а ещё и для начальства, для друзей, для знакомых, для всех, кому невозможно отказать по разным причинам. Не привезёшь, не выполнишь заказа, так и тебе потом, когда припрёт надобность, отплатят такой же монетой. 

 

А времени – в обрез! На рынок приезжаешь на очень короткое время стоянки самолёта, если только не прилетел с «эстафетой». В этом случае алгоритм посещения рынка совершенно другой! А при кратковременных стоянках не всегда удаётся посетить центральный рынок, где выбора побольше, а цены поменьше. Чаще всего приходится удовольствоваться той торговлей, которая разрешена на привокзальной территории или на площадочке неподалёку. Соответственно, отсюда и монополизм цен, отсутствие возможности что-то выбрать получше, а если экипажей собирается много, вполне возможно, что вообще ничего не достанется... Северные экипажи «подметают» всё, не сильно заботятся о стоимости и качестве, возмещая отдельные недостатки количеством. На севере рады любому огурчику-помидорчику, привёзенному с настоящего юга! 

 

Надо превозмогать, наплевать на условности в виде жары и отсутствия такого примитивного транспортного средства, как элементарная колясочка-тележечка, которых в ту пору (равно, как и пластиковых пакетов) промышленностью не выпускалось. Всё – на себе, с собой, в сетки-мешки-авоськи-сумки или в заблаговременно приготовленные деревянные ящички с очень удобной ручкой. Купив однажды такой ящик, его берегли и использовали многократно. Но при желании и отсутствии другой тары, такие изделия «деревянного зодчества» запросто можно прикупить прямо тут же..., но это уже дополнительные расходы. Желательно всё учесть и предусмотреть заранее... 

 

Кстати, резиночек-фиксаторов с крючочками, коих сейчас полно всяческих (отличающихся цветом и длиной), тогда тоже не продавалось. Мы для этих целей приспособили резиночки от обыкновенного эспандера. Их насчитывалось штуки четыре. Они как нельзя лучше подходили для стягивания и закрепления груза на тележках. Но такое рационализаторство появилось гораздо позже. Ручки от эспандера тоже не пропадали зря, их приспосабливали для переноски перевязанных коробок с овощами или фруктами. 

 

Глупо рассчитывать на товарищескую помощь членов экипажа. Все в совершенно одинаковом положении – заказов много, отказать практически невозможно, а руки у каждого – всего две! И длинные они были, подлюки, отвисали и оттягивались ниже колен так, что прикол Юрия Никулина, когда он свободненько почёсывал пятку в комедии «Кавказская пленница», не только не вызывал какого-то смеха, но почти любой лётчик мог сам это элементарно и без малейшего напряга проделать, не особо готовясь и тренируя организм йогой и всякими хитромудрыми и опасными растяжками. Достаточно было войти в форму, лишь пару раз сходив на базар и выполнив некоторые просьбочки-заказы ненасытного начальства, коллег и домочадцев... 

 

Бывает, что и две-три ходки успеваешь вынужденно сделать, но лишь при условии более-менее свободного времени и небольшого расстояния... Очень часто бортинженер, который всегда «повязан» по рукам и ногам процессом заправки самолёта, вообще остаётся ни с чем. Если только сердобольные лётчики чем-нибудь подмогут, но это уже – из разряда «слётанности» экипажа и внутренних взаимоотношений... 

 

Что касается торговли овощами-фруктами на некоторых приаэропортовых пространствах нашей необъятной страны (к которой смело и оптимистично причисляю и территории бывших братских республик), там, зачастую, нас не только терпеливо ждали даже ночами, но и были прекрасно осведомлены о численном составе прилетающего экипажа. Вот где информационная утечка-то и разведка! Навскидку, расскажу один характерный случай. 

 

Когда в (или всё-таки – на?) Украине отношения между нами были, якобы, навсегда испорчены единым и нерушимым тандемом заклятых друзей Ющенко-Тимошенко, рейсы из Питера в Симферополь, равно как и в другие города Украины (кроме Киева), исчезли из расписания на долгие годы. О том, как и что мы делали в Симферополе, когда жили одним народом и одной страной, расскажу потом... Но зашедшие в полнейший и дебильный тупик отношения иногда всё же вновь вставали на прежние «рельсы» добрососедства, когда речь заходила о начале нового сезона отпусков и отдыха, ведь денежки любят все! Тогда, как оказывается, стало возможным временно и принципами поступиться... 

 

Между вечным выбором Украины того периода – идёт она сама в НАТО или скоро НАТО придёт вместе с лепшим корешем Саакашвили, делёжкой какой-то крымской песчаной косы и выдворением Черноморского флота навсегда, украинские политики не забывали и успевали походя выпнуть из Севастополя наглого и самоуверенного московского «мужика в кепке», которого только ленивый сейчас не пинает. Потом наступало временное отрезвление, подходил сезон отпусков и сбора денежек с отдыхающих для восполнения пустеющей казны и слабнущего бюджета. Надо было что-то срочненько, но на время, не навсегда, сделать! И заманить сладкими посулами... 

 

Мысль правительственной элиты иногда давала «сбой», пшеничная коса «мамы Юли» по-русалочьи расплеталась, диоксиновый Ющенко тоже страшно напрягался, с трудом «откисал» от проблем только всеукраинского голодомора, подвигов героических хлопцев Бандеры и Петлюры, а совместные с «мамой Юлей» усилия переходили в мерцающий импульсный режим. Они срочно «дружили» вновь и объединялись, пытаясь экстренно найти грошики на будущую борьбу с ненавистными москалями, которые, к тому же, – гады, кровопийцы и сволочи – оказывается, и газа не дают украсть столько, сколько хочется... Всё это вы, конечно, знаете. Очень надеюсь, что этот «дурдом» уже позади и навеки. Но денежки нужны всем и всегда! 

 

А кто же ещё их даст, карбованцы-гривны-рубли-доллары, если не благодарный и щедрый российский отдыхающий, пусть и москаль по обличью и подлой натуре, но который либо уже начисто забыл, как выглядят Ялта и Саки, либо свято верит в идеалы прежней дружбы, либо уже «объелся» Испанией, Турцией, Кипром и Египтом?! В общем, в начале этого века решено было возобновить туристическое сообщение между Питером и Симферополем, открыв в середине мая какого-то года рейс по этому маршруту. Давненько мы там не бывали, но – «руки-то помнят»! Желающих стать первопроходцами, «послами доброй воли», прокутить сбережения на пляжах и лечебницах вокруг Симферополя набралось много. Целый самолёт! И это должно было стать началом регулярного и длительного сезона сказочного наслаждения на курортах и здравницах. 

 

 

Когда автобус в Пулково привёз к самолёту человек сто тридцать пассажиров, ничего необычного не наблюдалось. Мужчины, женщины, дети... Одеты по погоде, которая стояла майская, но не такая, о которой говорится в стихах К.М Фофанова: 

 

 

«Что-то грустно душе, что-то сердцу больней, 

Иль взгрустнулось мне о бывалом? 

Этот май-баловник, этот май-чародей 

Веет свежим своим опахалом...» 

 

Только не надо произносить с надрывными и проникновенными интонациями похабника и ловеласа Кисы Воробьянинова. Он Лизе мозги свернул напрочь словоблудием, а настоящего автора стихотворения вообще не знал... Стихи хорошие и душевные, написаны в 1885 году и совершенно не имеют отношения к российско-украинским «разборкам». Я имею в виду лишь то, что погодка тогда установилась вовсе не календарная-майская, а какая-то больше апрельская, соответствующая той, которая уже бывает в День Космонавтики, но ещё не дотягивает до той, которая наступает в день рождения Ильича... Не путать с Брежневым! 

 

Холодно было, градусов пять-семь, но заметьте – всё-таки выше нуля, хоть и слегка. Ну, и пассажиры-туристы-добровольцы приехали из дома, экипированные так, как и положено, и соответственно тому, что наблюдали за окном... Но они ведь куда летят?! Правильно, на юг! Крым, море, солнце, пляжи, страшная жарища-духотища и «рог изобилия» фруктов, овощей, реки вина и фонтаны всевозможных плотских утех-наслаждений... Отпуск, одним словом! 

 

А в самолёте произошла странная метаморфоза – все, как один, дружно «расчехлились», переобулись в пляжные тапки-вьетнамки, легкомысленные шорты-бермуды, хипповые цветастые рубахи навыпуск и «майки тракториста» с двусмысленными надписями, которые, впрочем, никаким боком не касались российско-украинских сложных взаимоотношений. Не скажу, что мини-бикини у дам присутствовало, но вызывающие мини-юбки – точно! Их срочно извлекли из баулов, равно как и солнцезащитные очки, которые тут же напяливались красотками на лицо, словно они опасались получить ожог прямо через самолётный иллюминатор, не долетев до местечка под условным названием «Крым». Или так проявлялась надежда сэкономить время, заранее приведя внешний вид в состояние лёгкой смуглости, чтобы не привлекать чужого внимания излишней бледностью... 

 

Всё это я с удивлением и даже с некоторой оторопью наблюдал, когда минуток через сорок после взлёта вышел по какой-то надобности в пассажирский салон. Поглядел на это безобразие, не сильно удивился произошедшим переменам, но в душе поразился – отчего же не подготовиться морально к тому, что тебя на самом деле ожидает не по календарю, а фактически?! Телевизора не смотрят, что ли? Впрочем, его смотреть практически бесполезно. Врут, причём, безбожно, не удосуживаясь даже поинтересоваться, что именно соперники по телеканалам обещают в метеосводках. 

 

Полное ощущение беспредела в данном вопросе. Толстый дядечка в очках (на НТВ) забавно и потешно, на манер заклинателя трёхлитровых банок Чумака, прыгает вокруг метеокарты и бодренькой скороговоркой либо стращает, либо успокаивает, делая страшные глаза и производя замысловатые пассы ручками. Ему простительно: он – «шеф» какого-то метеобюро и даже профессор! Главной задачей является после стремительного словесного поноса «слегка о погоде» притормозить напор, а потом уже вдумчиво и с расстановкой убедить всех моментально что-то прикупить и срочно призадуматься о своём слабнущем здоровье.  

 

Это делается с огромным удовольствием и произносится почти по слогам. Погода – фигня! Не берите в голову. Ничто не вечно под луной... Всё пройдёт, и эта погода тоже. Пусть она хорошая или совершенно напротив – отвратительная. Какая на самом деле будет погода завтра, мы с радостью узнаем послезавтра. Или лучше – посмотрите и послушайте девиц-красавиц с других телеканалов, не вполне вражеских, но конкурирующих..., однако, сначала – срочно в аптеку!... 

 

Девицы-красавицы тоже беззастенчиво и бессовестно врут. Их главной задачей является показать себя, блеск глаз, стройные ножки, осиную талию, гитарную фигуру, сапожки-босоножки-шпильки, макияж, наряды... И так крутанётся, и этак. Хороша, слов нет! Причём, ещё неизвестно, на каком канале лучше. На вкус и цвет, как говорится... Во всяком случае, приятнее на неё таращиться, чем на мужичка-боровичка с НТВ... 

 

Словом, красотульки обязаны сделать все возможные отвлекающие манёвры, лишь бы обаять телезрителя и не дать возможности успеть что-нибудь понять из томной и завораживающей речи о коварных ныряющих циклонах и загадочных фронтах окклюзии. Тут они не сильно спешат. Надо зрителю успеть и общую пухлость блестящих губ оценить, и потрясающую сексапильность образа, не особо вдумываясь в смысл произносимого текста. Всё равно его не осилишь, как ни старайся... Страна большая, погоды много, а времени мало. 

 

И обязательно, в завершение метеошоу-гёрл, что-то ещё навяжут прикупить. Средство от облысения, пилюли от геморроя, волшебные таблетки, восстанавливающие утраченную навсегда потенцию. Сами всё знаете... О температуре речи не идёт, если только не касается температуры тела. Зачем о ней говорить всерьёз, если на некоторых каналах температуру «за бортом» можно узреть в уголочке экрана прямо сей момент?! Отличается она, конечно, от фактической и от той, которую конкуренты демонстрируют, но ведь не на десяток градусов, а всего-то на пять-шесть. Ерунда какая! Не берите в голову... 

 

К чему это говорю? Да к тому, что хоть народ и летел к тёплому морю, но календарная жара в тот год почему-то сильно запаздывала практически везде. И странно то, что стадное чувство заразило всех, кто летел пассажирами. Я не верю, что абсолютно на всех напал массовый психоз или затмение-помрачение сознания, и люди не догадывались, что их ожидает в Симферополе... 

 

Их ожидал сильный ветер, а температура лишь ненамного превышала питерскую. Ну, и результат – синие голые ноги в пупырышках, дрожь-озноб, примёрзшие пятки к вьетнамкам, сметённые порывами ветра бейсболки, попытки спрятать ненужные очки, поиски чего-нибудь потеплее, хоть носовой платочек, долгое ожидание «трапопаузы» (время между заруливанием самолёта на стоянку и подъездом «крыльца» к нему), злые и неприступные пограничники, препятствующие скорейшему проходу москалей в автобус... 

 

Параллельно упомяну и ещё один случай. Как-то раз, возвращался зимой в Якутск из Ленинграда, честно отгуляв законный отпуск. Рейс был транзитный. После Якутска самолёт ещё летел в Магадан, а потом и в Петропавловск-Камчатский. Морозяка стоял приличный, но не сильно удивительный. Я уже вполне освоился с обычными для этого времени температурными показателями. Самолёт зарулил на стоянку, и пассажиры, в том числе и я, приготовились покинуть его. Сразу бросился в глаза один юный морячок. Видимо, тоже откуда-то возвращался к местам службы на Камчатке. Вид у него был молодцеватый и вполне флотский, но не по сезону. Бескозырка с ленточками, в полоску воротник, тельняшечка, брючки с немыслимым клёшем и армейские ботиночки-«гады». Никакого намёка на неуставной шерстяной носок и перчатки... Парнишке очень не терпелось покурить в аэровокзале. 

 

Пока очередь медленно, как во сне, пробиралась к выходу, я стал бравого морячка увещевать и уговаривать не делать глупостей. Совсем зажился, что ли?! Жизнь-то ещё впереди! Клёшики вовсе не способствуют теплосохранению, туда стыль проберётся в первую очередь. Это равносильно тому, что на тебе вообще ничего нет. Про ботиночки тоже намекнул, припомнив свои швейцарские туфельки. В крайнем случае, я посоветовал ленточками обмотать ушки, чтобы не болтались понапрасну и не будоражили сознание окружающих своей бесполезностью. Ну, и вкратце просветил насчёт того, что и сам покурить люблю. Но курить в данной ситуации можно бросить либо навсегда, либо потом курить всю жизнь на «культяпках». Выбор – за ним, слов нет, каждый решает самостоятельно. 

 

Только самая первая помощь при обморожении, как известно (или, может быть, ему не известно?) – элементарная ампутация... В лучшем случае. Потом ненавязчиво просветил «морского волка» на предмет стоимости ритуальных услуг в Якутии и проблем захоронения тела... Паренек ошалел. Ампутации он боялся, но и курить страшно хотел. Одновременно с этим, не верил, выпячивал грудь колесом и смело заявлял, что он – моряк! И не в первом поколении. И не мне учить уму-разуму... Однако пришлось поверить. До нижней ступеньки трапа бывалый морской волк не дошёл. И курить совершенно расхотел. Во всяком случае, в Якутске... 

 

Подобной картинкой экипаж сложно удивить. Всякое бывает. Но в тот раз мы решили ещё и местный привокзальный рыночек посетить. По старой памяти, чисто из интереса и автоматически, а ещё больше для того, чтобы прогуляться и вспомнить, что и как здесь выглядело до... И как стало после... А вдруг, глаз случайно упадёт на то, что и не думал покупать, но... Вопрос приобретения фруктов-овощей вообще не стоял. Мы-то всё прекрасно знали, да и чем можно удивить в откровенно холодном мае ещё и под вечер?! 

 

Магазинчики стояли на прежнем месте, но ничего интересного не обнаружилось. Рыночек – тоже там, где привыкли его наблюдировать и инспектировать, когда всё ещё было до... Привокзальная площадь выглядела пустыней, никаких рейсов уже не только не ожидалось, но и закрадывались законные сомнения в том, что и днём они были. А как бурлила и кипела жизнь в симферопольском аэропорту, когда всё было до...! Даже глубокой ночью. Билетов в сезон и даже слегка после – попросту не достать! 

 

Припоминаю, что именно из Симферополя в Ленинград как-то раз везли Александра Демьяненко, всеми любимого Шурика. Он возвращался с гастролей, а билета даже ему не досталось. Командир сразу согласился взять на приставное место, согласовав со службой перевозок. Демьяненко выглядел уставшим, утомлённым, но отказался пройти в кабину, как ни уговаривали. Там вполне можно более комфортно пересидеть весь полёт... Так и провёл он время, подрёмывая за шторкой в переднем вестибюле... Вот вам и нравы с порядками тех времён, обстановочка в стране и скромность всенародно признанного артиста... 

 

На рыночек прогулялись втроём – оба пилота и я. Бортинженер по распорядку занимался заправкой, да и гулять в такую шальную погоду смысла вообще не было... Бабульки за прилавками терпеливо ждали. Надежда! Стюардессы успели сбегать на разведку раньше, но на обратном пути мы встретились и поняли, что предчувствия не обманывали. Девчонки посетили места прежней «боевой славы» также по инерции и старой памяти, возвращались на самолёт «порожняком» и не сильно переживали или комплексовали по этому поводу. Стюардессы тоже всё и всегда знают относительно «попутной загрузки» в любом аэропорту. 

 

Кстати, когда в странах-«отщепенцах» от СССР ввели свои денежные единицы, казалось, это сразу станет непреодолимым препятствием. Не тут-то было! Конечно, в некоторых магазинчиках продавцы, порой, вставали в позу и говорили, что надо бы нацвалютой расплачиваться... Но потом всё вернулось на свои места. Рубль по-прежнему был деревянным, но его помнили, уважали и с огромным удовольствием принимали к оплате как в магазинах, так и в частном секторе. И курс обмена – вполне пристойный, отличающийся от официального незначительно, но в выгодную сторону. 

 

Бабульки на рынке – персоны стойкие, экономически подкованные, мгновенно пересчитывающие любую валюту в гривны и обратно, политически грамотные, привыкшие к любым режимам, невзгодам и вполне доброжелательные. Они мужественно поджидали экипаж, разложив нехитрые варенья-соленья, горлодёр «вырви глаз» и чахлую зелень. Других даров природы пока не наблюдалось в свете всеобщего потепления климата, который почему-то в этот раз нещадно обогревал пространство вдали от незалежной и самостийной Украины. Даже редисочки не выросло! 

 

 

Но бабульки бдили на боевом посту и не хотели его покидать до того момента, когда и ожидать уже будет некого. Они жизнерадостно спросили, когда мы равнодушно продефилировали мимо: «А бортинженер ваш когда придёт?» – Вот ведь, как получается: всех посчитали! И только после нашего ответа, что бортинженера они сегодня не дождутся, героини частной торговли стали собираться домой. Свой долг они честно выполнили! 

 

Простите, что уклонился в сторону от Душанбе и того рейса, но так уж получается, что всё тесно взаимосвязано, поэтому приходится то и дело «увиливать» от основной канвы. Собственно, в Душанбе мы с честью выполнили возложенный на нас обязанности. Всё купили, всё упаковали в объеёмистые полотняные сумки, парашютные чехлы, которые кто-то заботливо прихватил в качестве тары, а также в авоськи-сетки-мешки-коробки и ещё – черт его знает, во что. Помидоры, огурцы и зелень грузом не считались. Самое трудное было умудриться не помять персики с абрикосами и не ошибиться с количеством арбузов и непередаваемо ароматных дынь-торпед. Само собой, перенести и загрузить всё изобилие в отсеки оказалось делом трудоёмким и весьма непростым. Справились, но попотели изрядно! 

 

Нас во многом спасло ещё и то, что в те времена некоторые работники техсостава вполне могли осуществить подвоз купленного товара с рынка прямо к самолёту, пользуясь родственными связями и личной выгодой. Ведь торгуют там абсолютно все и абсолютно всем! Сколько таких рейсов «самолёт-рынок» было выполнено, даже трудно припомнить. Скупили, практически не торгуясь, если не всё, что нашлось поблизости, то очень многое, значительно проредив склады и закутки. Но они казались поистине бездонными! Пустовать пространству там не позволят. К вечеру всё снова наполнится и переполнится... Сожалеть и печалиться местные торговцы станут лишь о том, что таких «оптовых» самолётов в ближайшее время не предвидится... 

 

Как потом разбирались с купленным товаром, как сверялись со списками и деньгами, не знаю. Это было уже не нашей заботой. Помню только, что к прилёту в Ульяновск в аэропорту и окрестностях собрался весь цвет «шалопайки» и многочисленные «заказчики». Самыми счастливыми стали те, кто имел право пройти на перрон и стоянку непосредственно к самолёту. Остальным пришлось терпеливо дожидаться, когда всё выгрузят, перевезут куда-то за пределы аэропорта, а потом раздадут по спискам, согласно очерёдности и заявок. Понимаю, что счастья привалило столько много, что вынести его было так же тяжело, как и унести домой кусочек душанбинского рынка, пропитанного южным солнцем... 

 

 

(продолжение следует)