МОЙ ШЕДЕВР - САЙТ ДЛЯ ВАШЕГО ТВОРЧЕСТВА На СТАРТОВУЮ СТРАНИЦУ РЕГИСТРАЦИЯ         АВТОРИЗАЦИЯ         ЛИЧНЫЙ ОФИС
  ЯВИТЬ МИРУ СВОИ ШЕДЕВРЫ, ОБСУДИТЬ ЧУЖИЕ, НАЙТИ ДРУЗЕЙ И ВРАГОВ ТЕКСТЫ         ИЗОБРАЖЕНИЯ         АУДИО  
КРЕАТИВНОЕ ОБЩЕНИЕ: КАЖДЫЙ ИЗ ВАС - ПО-СВОЕМУ ШЕДЕВР! АВТОРЫ         ПОИСК ПО САЙТУ         ПРАВИЛА САЙТА


ТЕКСТЫ / ЮМОР · САТИРА · ИРОНИЯ

54. Часы с крылышками.
Владимир Теняев
2012-01-14 21:17:30
Читателей: 484 (Авторов: 0, Пользователей: 484)   48.4
… Маленький коренастый поварёнок Паримал каждое утро с большим достоинством и уважением приветствовал меня, проговаривая медленно и со значением: «Good morning, teacher!», – что означало: «С добрым утром, учитель!»... – Хорошо ещё, в разряд гуру не произвёл, а то я бы и вовсе загордился. Он откуда-то прознал, что у меня имеется довольно глупый, на мой взгляд, «титул» инструктора по языку, хотя я внутренне выражал протест относительно такого громкого наименования. Это не отвечало истинному положению дел, но спорить было бесполезно... Меня и тогда разбирал смех, когда Паримал очень потешно надувал щёки, пытаясь выведать и научиться проговаривать по-русски названия различных продуктов, овощей и предметов сервировки, да и сейчас на ум сразу приходят строки из сказки Пушкина: «... попёнок зовет его тятей...» – Весьма забавно представить нас со стороны – маленький, плотный, чернокожий поварёнок в белоснежном колпаке, с ослепительной улыбкой киношного Максимки и здоровенный дядька, эдакий великовозрастный балбес, старательно выговаривающий по слогам: «Кар-тош-ка, мор-ков-ка, ка-пус-та»... – А росточка он вымахал не больше полутора метров..., если в поварской шляпе, на коньках и в отчаянном прыжке... 

 

 

Наше знакомств состоялось случайно – на крылечке столовой, когда его привлёк вид незнакомого, то есть, меня. Мы вспомнили Рабиндраната Тагора, многочисленную семью Ганди – Махатму, Индиру и Раджива – и конечно же, всенепременно – цейлонский чай, как гордость его родной страны. А Индию присовокупили заодно, так как о Цейлоне (или по-нынешнему – Шри-Ланке) я вспомнить ничего не смог. Всё равно это где-то рядышком, хоть и не одно и то же! 

 

 

Теперь немножечко о кофе... Этого напитка я там употребил такое неимоверное количество, что возвратившись домой, дней десять не имел ни малейшего желания испить чего-то похожего. Кофейный аппарат-агрегат добросовестно выплёвывал порции кофе трёх сортов... или видов. Как хотите, так и называйте... Никаких экзотических, остромодных и популярных в народе эспрессо или капуччино! Для этого машина оказалась слишком примитивна или мудра. Первый сорт назывался «с молоком». С этим, как и со вторым, под маркировкой «чёрный», дело выглядело, вроде бы, ясным и понятным сразу из названия. Кстати, для любителей порции с большим количеством молока или отдельно молока отвели отдельный сосок. Третий вид предлагаемого кофе казался уж вовсе загадочным и непонятным для непосвящённых. Как вскоре выяснилось, непосвящёнными в эту тайну были все. Кофе назывался «home»... Для самых тупых, неграмотных или неверующих надпись дублировалась рисунком небольшого домика под крышей, чтобы отпали любые сомнения. 

 

 

Кого только не спрашивал, чем же всё-таки отличается этот сорт от чёрного, в ответ только пожимали плечами. То ли предписывалось его пить дома, то ли именно под крышей, аналогичной изображённой, раскрывались какие-то необычайные свойства. То ли следовало обладать способностями искушённого эксперта-дегустатора, чтобы отыскать нюансы или тончайшие оттенки и различия. Я не знаю!... Но абсолютно никакой разницы во вкусе, цвете, запахе и консистенции в сравнении с чёрным кофе не находил. И другие – тоже. Хрен редьки не слаще, как говорится. Но почему-то предпочтение всегда и всеми отдавалось именно чёрному. Парадокс?! 

 

 

И если уж говорить о напитках, утоляющих жажду, мой личный рейтинг будет выглядеть так: кока-кола, фанта и только потом – спрайт. И эту классификацию после многих наблюдений подтведил тот факт, что батареи кока-колы редели в холодильниках гораздо быстрее, чем баночки её конкурентов... Но это уж так..., для завершения околокухонной темы. 

 

 

... Совсем позабыл отметить – вертолётчики уговорили руководство выделить помещение для сооружения баньки-сауны. Какой же русский не любит попариться в условиях всепроникающего пекла и жарищи, да ещё и назло всем!? Помещение подыскали, пилоты там что-то хитрое соорудили, и меня несколько раз приглашали. Но, во-первых, я – именно тот, кто не вполне разделяет восторгов по поводу жара-пара (может быть, я и не русский?). Во-вторых, у меня так и не нашлось времени, чтобы даже из интереса туда сходить. Не совпадал личный график-распорядок дня с этими приглашениями. Всегда находились какие-то более важные дела. И в-третьих, скорее всего, я считал, что у меня – всё ещё впереди... 

 

 

А что же за пределами территории, которая называлась вотчиной SkyLink? Попытаюсь и об этом ненавязчиво рассказать. За этой территорией располагались аналогичные лагеря подразделений военных и гражданских поселений. Так или иначе, но они внешне были очень похожими, с различиями лишь в нюансах. А так – однотипные вагончики-боксы, всё тщательно огорожено, а кое-где присутствует и охрана с соответствующим пропускным режимом! 

 

 

Надо отметить, что довольно долго, как показалось, первое время я являлся абсолютно бесправным в вопросе передвижения. Ядовито-оранжевый бэйджик с «клеймом» visitor не позволял никуда выходить в одиночку. Это было возможно сделать только лишь с сопровождающим, имеющим уже совершенно другой статус. А сопровождающим мог быть не кто угодно, а лишь тот, к кому тебя вписали в лист сопроводимых. 

 

 

К кому именно меня вписали, я не выяснял... Только убедился, что найти кого-то, чьи интересы в данный момент являются аналогичными (как правило, спонтанными, непредсказуемыми, необъяснимыми по части совпадения времени и места с предоставленными возможностями) практически невозможно... Надо самому осилить предыдущее заявление, а то слишком уж раздухарился сложносочинять... Затруднительно это. Не Хрущёв я и не Жуков, которым микрофон держали, услужливо стенографировали и корректировали... Надеюсь, позже поймёте, что имеется в виду... Право на вождение автомобиля по территории авиабазы давалось далеко не всем, а пешкодралом пылить в поисках достопримечательностей и приключений не хотелось. Да и «гида» отыскать, заинтересовать и уговорить на подобный моцион было очень нелегко, а без возможных проблем нельзя рискнуть на «одиночное плавание». 

 

 

Такая экскурсия или поход в одиночку наверняка бы закончилась очень быстро и с самыми плачевными последствиями. Хождение без бэйджика попросту исключено, а мой (визитёрский) издалека бросался в глаза, вызывая подозрение. Поэтому фигура зеваки-экскурсанта с такой категорией пропуска и глуповатым видом завсегдатая, пыжащегося выдать себя за старожила, сразу привлекла бы внимание первого же патруля... А неприятностей я не желал ни себе, ни другим. 

 

 

Если считать достопримечательностью баньку-сауну (не исключаю, что и в других лагерях что-то наподобие имелось), то другое чудо – православная церковь. Она там тоже существовала. Деревянная и небольшая, похожая на часовенку. И находилась на территории румынского контингента. Но посещать её могли все верующие, независимо от принадлежности к какой-то конкретной национальности. Кое-кто из персонала SkyLink посещал, это точно!... Да простит меня Дмитрий, комнату которого я унаследовал! После его отъезда там обнаружились несколько иконок и книг православного содержания. Библия, Евангелие и что-то ещё... 

 

 

Имелись и многочисленные тренажёрные залы. Два таких располагались как раз неподалёку. Вообще, я уже говорил, что многие военнослужащие имели привычку заниматься пробежками и быстрой ходьбой, особенно по утренней прохладе. И следует отметить, что количество женского военного персонала оказалось довольно многочисленным. Кроме того, для досуга на территории авиабазы оборудовали небольшие кинотеатры. Только фильмы демонстрируются исключительно на английском языке, что требует нешуточной и серьёзной подготовки. Не думаю, что наши пилоты-вертолётчики ходят туда. Однако, специально этим вопросом не занимался. Просто сделал такой вывод, когда канадец Марк предложил оповестить всех, что у него есть в наличии прекрасная фильмотека на DVD. Что-то около 700 – 800 кинокартин. И что он готов устраивать по вечерам или в выходной день просмотры для желающих в комнате для брифингов. Ребята на это предложение отреагировали вяло и без всякого энтузиазма, если не сказать, что вовсе никак... 

 

 

Это выглядело аналогичным вариантом просмотра кино на иноземном языке, с той лишь разницей, что тащиться куда-то из лагеря не надо! Ясное дело, что язык таким образом не выучишь, а голова разболится. Время потратишь, а удовольствия – никакого. Да и на единственный выходной всегда есть строго продуманные индивидуальные планы и виды. Так что, затея с просмотром фильмов с треском провалилась... К немалому удивлению и изумлению Марка. 

 

 

… В центре авиабазы, если это можно так определить, существует, так называемая, «деревяшка». Там сосредоточено всё, что касается относительного досуга и развлечений за пределами своего поселения. «Деревяшкой» её прозвали потому, что там почти всё было деревянное: от дощатого помоста до всех строений и навесов... Своеобразный Бродвей или улица Ленина (или Коммунистический проспект), если проводить аналогию с любым населённым пунктом советских времен. Пространство представляет собой стадиончик с футбольным полем и волейбольными площадками посередине, а вокруг всего этого как раз и проходит дощатый бульварчик-помост. По периметру тротуарчика располагаются бары, магазинчики-забегаловки, парикмахерские и многое-многое другое, где можно как-то оттянуться и расслабиться среди многочисленного народа. Там проводят время преимущественно по вечерам. 

 

 

Я упомянул бары. Но это не значит, что везде царит залихватский дух пьяного веселья. Не уточнял специально, но как мне кажется, крепкого алкоголя там совсем нет, а пиво, скорее всего – безалкогольное. Вопрос с алкоголем поставлен очень серьёзно. По утверждениям пилотов, за один только запах и подозрение об употреблении грозит санкция штрафа в тридцать тысяч долларов и депортация в двадцать четыре часа без права обжалования и будущего возвращения когда-либо... За что купил, за то и продаю!... Но в барах всегда много людей в камуфляже и с оружием. Курить можно только за пределами помещений – на скамеечках и строго около урн, где на стене имеется соответствующая надпись. 

 

 

Вокруг «деревяшки» расположены несколько магазинчиков-супермаркетов, где можно купить самое необходимое – от зубной пасты до одежды, оргтехники и разнообразных аксессуаров. Магазинчики называют по национальному признаку, а особой популярностью пользуются голландский и американский. Самым огромным, где удалось побывать, именно американский... Он представляет собой большой ангар из числа тех, которые сразу же поразили размерами ещё в Баграме. Внутри – множество товара самого различного ассортимента. Очень привлекательно выглядит военная амуниция. Так и подмывало что-нибудь приобрести. Ведь это – не тот камуфляж, в котором у нас сейчас щеголяют поголовно все – от бомжа и браконьера до охранников разных мастей, а самая настоящая форма, в которой американцы несут службу прямо у тебя на глазах. Не стану описывать преимущества ткани, удобства и продуманность всякого рода клапанов или карманчиков. Действительно, всё весьма здорово приспособлено к жарким условиям климата и пустыни. И солдатские ботинки на толстой подошве и с высоким голенищем – просто великолепны, хотя, на первый взгляд, производят впечатление того, что в них должно быть жарковато. 

 

 

Я уже начал мысленно прикидывать, что именно из этой униформы приобрести. Остановило душевный порыв лишь объявление, гласившее, что форма американского образца продаётся исключительно военнослужащим армии США... Хрустальная мечта вмиг разбилась вдребезги! Не могу сказать, что форма канадцев или других подразделений была плоха, но всё-таки она несколько проигрывала, на мой взгляд, американской. Даже ботинки... Физкультпривет кутюрье Юдашкину, фирма которого сейчас официально шьёт форму для нашей армии, милиции (или уже полиции?) и другим ведомствам... 

 

 

… Именно в американском супермаркете я раскрыл многолетнюю тайну, мучившую со времён школьного юношества. Дело в том, что на одном альбоме Джона Леннона исполнялась песня под названием «Beef Jerky». Что это за мясо такое, не мог узнать ни у кого. Словарей полных и всеобъемлющих, как сейчас, а тем более – интернета, не было и в помине. А узнать до тонкостей значение очень хотелось. Долго в голове «свербило» название, я испытывал страшный дискомфорт и неудобство от бессилия разрешить вопрос с точным переводом... Со временем всё это как-то поутихло и забылось. Но мгновенно всплыло снова, когда взглядом упёрся в пакетик с чем-то непонятным... А надпись как раз гласила, что внутри именно то, чему посвящалась песня Леннона – «Beef Jerky»! 

 

 

Пакетики с этим были развешены в отделе, где торговали чипсами, солёными орешками и другими вкусностями долгого хранения. При ближайшем рассмотрении пакетика, выяснилось, что внутри – не что иное, как вяленая говядина. Очень похожая по консистенции на сырокопчёную мясную продукцию. Короче говоря, закуска к пиву или просто так – посолонцевать на досуге. Потом я узнал, что мясо бывает и маринованное сладковатого вкуса, терпкое и подкопчёное. На любой взыскательный вкус! Надо сказать, что цена на пакетики оказалась довольно внушительной... И об этой заурядной говядине, хоть и деликатесной, пел кумир детства Джон Леннон?! 

 

 

Расплачиваться за покупки можно было посредством кредитных карт или наличностью, в виде американских долларов. Думаю, что и другую валюту где-то ещё имелась возможность при желании проконвертировать. 

 

 

Очень остроумным и рациональным оказалось решение проблемы с мелочью. Понятное дело, долларовые купюры принимались безоговорочно. А если надо было дать сдачу помельче, то никаких монет в ходу не предусматривалось. Вместо них типографским способом отпечатали картонные кругляшки и указали номинал в 10, 25 и 50 центов... Очень удобно, чтобы не оттягивать карманы и не заморачиваться вопросом, как выйти из положения. Такие кругляшки-жетоны имели хождение на всей территории авиабазы в качестве законных платёжных средств... На память осталось несколько таких «центов». 

 

 

Цены в магазинах были, как показалось, вполне умеренными и приемлемыми. А на некоторые виды товара – и вовсе неприлично маленькими. В качестве примера, могу сказать, что купленное полотенце вполне большого размера и хорошего качества обошлось мне в четыре доллара. И литровая бутылочка геля-концентрата для стирки имела такую же стоимость. Полотенце я вынужден был купить, так как упустил, что никаких полотенец в SkyLink почему-то не выдавалось. Только простыни, пододеяльник и наволочка... А ведь Дмитрий об этом предупреждал, но я был невнимателен. Зато и полотенце тоже осталось на долгую память... 

 

 

 

Пространство вокруг «деревяшки» всегда оказывалось заполнено множеством посетителей. Как отдыхающими в заведениях, так и народом, пришедшим в магазины за самым необходимым. И очень много было спортсменов-физкультурников, гоняющих мяч на футбольном поле или перекидывающих его через волейбольную сетку, устраивающих всевозможные турниры и соревнования среди подразделений. И болельщиков, подзадоривающих участников, тоже приходило предостаточно! 

 

 

Я там побывал несколько раз. И в самое разное время – днём и вечером, когда короткие сумерки мгновенно переходят в темноту. В тёмное время передвигаться по авиабазе очень трудно. И отнюдь не с точки зрения каких-то препятствий. Неуютно становится в тусклом освещении, когда видишь всю поднятую и неоседающую пыль... И этим приходится дышать!?... Тебя, бредущего пешком, обгоняют неспешно проезжающие машины и снова вздымают бесконечные массы песчаной взвеси. То там, то тут возникают вооружённые фигуры в бронежилетах и касках..., в стоящих на пути или обочинах броневичках и автомобилях мерцают разноцветные лампочки аппаратуры спецсвязи и слышатся какие-то переговоры. А в небе непрерывно гудят самолёты и вертолёты... 

 

 

Если учесть, что освещения очень мало, то в клубах песчаной пыли ориентироваться весьма непросто. Скудного света редких фонарных столбов и мощности прожекторов не всегда хватает, чтобы полностью охватить громадные участки территории, поэтому приходится довольствоваться освещением автомобильных фар, светом из окон строений и собственным «компасом». А он-то как раз, не всегда оправдывает надежды не заплутать. 

 

 

Как-то раз, мы вчетвером пошли на променад к «деревяшке» по какой-то надобности. Дело было уже вечернее, идти требовалось скорёхонько, чтобы успеть до закрытия магазинов. И приходилось учитывать – посетить желательно бы несколько таких заведений, чтобы тщательнее присмотреться к товару и выбрать нужный и подешевле. Один из старожилов взялся провести коротеньким путём, срезая кое-какие участки. В итоге, этот коротенький путь оказался насыщен самыми неожиданными поворотами и «проходняками»... Я сбился со счёта, пытаясь запомнить их и на всякий случай – весь маршрут. Удивление и смущение нашего «проводника-Сусанина» было неподдельным. Он лишь беззлобно попенял на чертей, которые сегодня водят по непонятным закоулкам, когда мы уткнулись взглядом в уже знакомую вывеску: «Hotel Kandahar». Именно от неё мы и начинали двигаться, а сама гостиница располагалась как раз напротив лагеря SkyLink. «Сусанин» сказал, что такого просто не может быть... И взглянув на часы, предложил поспешить и пойти уже давно проверенным путём... В магазины всё-таки успели, но процесс нахождения внутри пришлось заметно сократить. 

 

 

Кстати, именно тогда я обратил внимание на казармы в расположении американского контингента. Они оказались капитально отстроенными из кирпича и трёхэтажными, если не ошибаюсь. Добротные и широкие тротуарчики из каменной плитки и красивый заборчик обрамляли всё вокруг... Это наводит на определённые размышления, кто же здесь истинный хозяин, насколько тут прижился, обосновался и сколько ещё рассчитывает пробыть. И кто всё-таки временный, несмотря на вроде бы спаянный и тесный альянс натовских войск. Но это – только мой вывод из увиденного. 

 

 

А касаясь вопроса о блуждании по территории, могу привести в качестве примера такой случай. Однажды нашим друзьям из киргизского контингента надо было вечером поехать на грузовой перрон. То ли встретить кого-то, то ли наоборот, проводить, то ли что-то уточнить перед завтрашним рабочим днём. Поехали на машине, и надо сказать, будучи далеко не новичками – территорию знали достаточно хорошо. Поездка должна была по прикидкам занять никак не более тридцати-сорока минут, а в итоге, затянулась на добрые три-четыре часа! 

 

 

Сначала они тоже попытались сократить путь, а чем это чревато, я уже говорил. Но на обратном пути ещё вмешался случай – они попали под объявленную тревогу в связи с начавшимся обстрелом. Их тормознул патрульный пикет и предложил проследовать в убежище... Братья-киргизы добросовестно и благополучно пересидели все ракетные атаки в течение долгого времени, пока не объявили отбой... Короткая дорога – не всегда самая быстрая и удобная! Предполагается, что результат путешествия из точки А в точку Б должен быть по сути одинаковым, но это только кажется, если чего-то не учесть. Приходит на ум  

не вполне подходящая аналогия из анекдота: «Во фразах «мы же на ты» и «мы женаты» одинаковый набор и порядок букв... Но какой разный смысл!» 

 

 

 

… А неподалеку от «деревяшки» находилась автомобильная мойка, рассчитанная на добрый десяток отнюдь не самых маленьких машин. Машины, конечно же – самые разнообразные, в полном соответствии с нуждами армии, утыканные пушками, пулемётами и многочисленными антеннами для всех видов связи. Мойка представляла собой приподнятую над грунтом площадку-помост с полным арсеналом шлангов, моющих щёток и пустыми брошеными канистрами из-под всякой автокосметики, вроде шампуня. К моему удивлению, Дмитрий, привёзший сюда после посещения супермаркета, сам взялся за шланг, проговорив при этом, что давненько машину никто не мыл!... Чувствовалось, что этот процесс доставляет ему немалое удовольствие. Хотя тут же находился и здоровенный чернокожий солдат, голый по пояс, в шортах и шлёпанцах-вьетнамках. Как я понял, это было его обязанностью – заниматься помывкой подъезжающих автомобилей. Но он оказался не против уступить Дмитрию право на такой вид самообслуживания. 

 

 

Минут десять заняло ополаскивание из шланга, а внутри машину Дмитрий мыть не стал. Ещё через пять минут мы добрались до нашего расположения. И когда я взглянул на автомобиль, то удивился внешнему виду. По-моему, помывка являлась совершенно излишней тратой времени. Никакой ощутимой и видимой разницы во внешнем виде до и после... Такой же слой пыли, как и раньше. Только разводов и грязных потёков на боках стало поменьше. Зато появилось заметное ощущение кратковременной свежести. Примерно так же чувствуешь себя в городе в летний зной, стоя около фонтана. Правда, очень недолго! 

 

 

… Теперь – немного о рынке около озерца. Как уже говорил, он был единственным и функционировал исключительно в «the day off», то есть, в выходной по субботам. Вход туда очень хорошо просматривался прямо от шлагбаума проходной нашего лагеря. Начиналась торговля примерно часов в двенадцать дня, но ещё задолго до этого можно было наблюдать суету у ворот входа на рынок... Подъезжали многочисленные машины с торговцами и товаром. Все подходы к рынку блокировались бронированными машинами и патрулями, а на входе выставлялась охрана. Такая же патрульная охрана всё время барражировала по территории внутри. Само собой – при полном наличии вооружения самого различного вида и назначения. 

 

 

Надо ли говорить о том, что торговать разрешалось далеко не каждому желающему!? Скорее всего, торговцы прошли не один круг всевозможных проверок со стороны американской разведки и до седьмого колена, растрясая генеалогические деревца. Первый раз я туда прошёл совершенно без проблем, уже имея вполне легитимный бэйджик. На входе проверили болтавшийся в руке пакетик, в котором находились баночка кока-колы и бутылочка воды, не считая пачки сигарет. А во второй раз «тормознули» и развернули назад, указав на висящий перед входом плакат. 

 

 

Наверное, в первый раз я был экипирован по правилам, если беспрепятственно пропустили. А ведь никто меня не извещал и не информировал о каких-то особенностях. Прочитав правила, я понял свою ошибку. Не допускались на территорию рынка лица в шортах, а пропускали только тех, кто был одет в длинные форменные брюки или демократичные джинсы... Короче говоря, голые ноги – вне закона! Пришлось извиниться и плестись назад, чтобы переодеться. Хорошо ещё, что идти было совсем не далеко. 

 

 

А взятое с собой питьё оказалось большой ошибкой. Во-первых, все напитки мгновенно нагревались, и от них не чувствовалось никакого освежающего эффекта, а таскать по жаре пакетик приходилось. Во-вторых, как назло, обволакивающий зной провоцировал на то, чтобы постоянно попивать из захваченной баночки или бутылочки. И в третьих, если не удержался и испил влаги, то она тут же проступала мелкими капельками испарины на лбу, превращаясь вскоре в полноценные ручьи... Лучше уж было перетерпеть! 

 

 

Внутри рынка всё распределили на участки, а сверху натянули плотные тенты. Того, кто бывал на южных или среднеазиатских рынках, трудно удивить какой-то особенной новизной, если не принимать во внимание малюсенькую условность: рынок располагался в самом сердце натовской авиабазы. 

 

 

И поправочку надо бы внести – на широком пространстве – никаких обязательных мешков с южными пряностями, ящиков с овощами, пирамид ароматных фруктов и пучков сочной зелени. И торговцы не зазывали, заглядывая потенциальным покупателям в глаза, подбадривая гортанными голосами и придерживая за рукав. Да и покупатели – все, как на подбор, в камуфляже. И оружие при многих имелось разномастное – автоматы, пистолеты и полуавтоматические винтовки. А так – рынок как рынок!... 

 

 

Всё равно – местного колорита там было в избытке! Сразу за воротами начинались ряды товара общего назначения, не имеющего отношения к чему-то южному или чисто азиатскому. Здесь продавали аудио и видеопродукцию на CD и DVD. Конечно, рынок потерял бы всю привлекательность и смысл, если бы стоимость товара оказалась сравнимой с магазинной. На некоторые виды предлагаемого цены отличались в выгодную сторону до совершенного неприличия. И конечно, можно и нужно было торговаться, не стесняясь..., как в последний раз! Что выглядело совершенно естественным и, зачастую, приводило к обоюдной выгоде и удовольствию. 

 

 

Особым успехом пользовались аксессуары к оргтехнике, различные накопители информации, типа флэшек, а также музыка, кинопродукция и сигареты. Остальное уже было обязательным дополнением любого торгового заведения – обувь, одежда, сувениры, часы и предметы искусства народных промыслов (ковры, чеканка, картины местных живописцев и т.д.). Интерес военнослужащих к аудио-видео казался просто огромным. Уж не знаю, что они там выглядывали, но иногда просто невозможно было подойти к прилавку, чтобы хоть издали рассмотреть что-то. Не исключено, что местные «пираты» успевали идти в ногу с прогрессом и выбрасывали в продажу свежие новинки хитов и блокбастеров задолго до официального появления, а персонал авиабазы восполнял таким образом свой ненасытный «голод», торопясь просмотреть или прослушать разрекламированные и нашумевшие шедевры. 

 

 

Отдельно стояли подобия манекенов с накинутыми предметами женской одежды. Манекены были «усечённые» и усреднённые – без лица, рук и ног. Только фигурки в виде девичьего торса. Так положено, чтобы сразу не прослыть слишком уж революционным и прогрессивным и не навлечь на себя религиозного гнева сограждан! 

 

 

Упор делался на то, что в последнее время местные женщины получили гораздо больше прав и свобод, поэтому местные кутюрье тут же подхватили эти веяния и стали подражать европейцам, угождая местным модницам. По сравнению с паранджой и чадрой, это довольно смелый, решительный шаг вперёд и мощный удар по закоснелым и заплесневелым религиозным традициям! 

 

 

Такой одеждой мало кто интересовался, но она присутствовала непременным «довеском» к остальному разнообразию и на всякий случай. Покупались сувениры с афганской экзотикой – небольшие коврики, чеканка, металлические тарелки, фигурки из дерева и камня. Кто-то старался захватить перед отъездом на память себе и друзьям кальян. Их здесь продавалось невероятное множество экземпляров, самых разных по величине и изяществу... Вспомните и сравните с нашими матрёшками или тульскими самоварами на придорожных и околомузейных территориях любого туристического города. 

 

 

Я убедился, что подобные сувениры сначала вызывают бешеный восторг. Тарелочки развешиваются на стене, а кальяну отводится самое почётное место в квартире. Всё это некоторое время является предметом хвастовства, гордости и поклонения... Именно некоторое и очень непродолжительное... Потом интерес заметно угасает. Кальян задвигается куда-то на второй план или вовсе выселяется на задворки. А тарелочки, с которых всё так радостно начиналось, а теперь с них устаёшь смахивать пыль, штабелируются где-нибудь в кладовке, на балконе или в гараже... Или всё богатство раздаривается налево-направо безо всякого сожаления и угрызений совести при каждом удобном случае, высвобождая  

жизненное пространство для очередных сувениров «оттуда». 

 

 

Ну, если тарелочки и кальян легко можно купить в Турции или Египте, то здешним хитом продаж всё-таки являлись вовсе не они. А простые афганские головные уборы. Если кому-то из вас привозили арабский мужской головной убор в виде платка, то непременно сообщали, что это называется – арафатка. Ничего особенного и сверхоригинального. Если разобраться – платок и платок..., только очень большой. Всё равно, рано или поздно, но и его постигнет участь и судьба многострадального кальяна и тарелочек с чеканкой или росписью. 

 

 

Афганский головной убор называют душманкой или пуштункой. Правильное же название – паккуль... Это полушерстяная шапка, смахивающая на армейский берет, только гораздо теплее и без завязок по окружности. В отличие от берета, он разматывается в длину и в таком виде защищает спящего паккулевладельца от резкого света и сквозняков. Окрашен, как правило, во все разнообразные оттенки коричневого. Это не значит, что он – многоцветный. Берётся именно какой-то один основной оттенок. И паккуль почти всегда сочетается с белым цветом рубахи... Известны и другие названия этой шапки – пакол, паколе, пакуль, читарли. 

 

 

Если припомните внешний вид знаменитого афганского полевого командира Ахмада Шаха Масуда, прозванного панджшерским львом, то сразу сможете представить, что перед телерепортёрами он всегда появлялся именно в таком головном уборе. 

 

 

Естественно, что всевозможная военная амуниция была представлена на рынке в полном объёме – от ботинок и камуфляжа до всякого рода ремней, портупей, кобур наплечных, наручных и пристегивающихся на любую часть ноги, карабинчиков и ножен, а также чехольчиков для ношения пропусков-ID. Всё это продавалось и в магазинах, но я уже говорил о ценах! Конечно, всё вглядело своего рода явным контрафактом и самой бесстыдной подделкой, но по внешнему виду отличить от подлинника с первого взгляда – невозможно. Да и цели кому-либо что-то «впарить или втюхать» не ставилось. Все всё знали, и сделка происходила по-честному. И опять же – взаимовыгодно! 

 

 

Правда, на отдельных прилавках можно встретить кое-что явно настоящее. Это было отголоском и наследием советско-афганского военного противостояния. Стёганые солдатские широкополые шляпы-панамы с красными звёздами (такие выдавались военнослужащим Среднеазиатского Военного Округа), армейские ремни из кожзаменителя (тоже со знакомыми звёздами и гербом СССР), гимнастёрки и каски, офицерские портупеи, кобуры. Что-то – явно новенькое, со складов, которых оставалось очень много после ухода наших войск. А что-то – потрёпанное, застиранное и ношеное. Оставалось только предполагать о 

судьбе солдата или офицера, которым всё это когда-то принадлежало... 

 

 

Много предлагалось сувениров, изготовленных «на злобу дня»: из гильз пулемётных, автоматных патронов и зенитных снарядов – разнообразные зажигалки и светильники. 

 

 

Как известно, Малая Арнаутская улица находится в Одессе. И именно там можно найти всю контрабанду... Конкуретами можно считать знаменитый Алайский базар Ташкента или барахолку. Однако, утверждение давно потеряло новизну. Теперь любую контрабанду можно купить практически в любом уголке мира. Что уж говорить про Афганистан! 

 

 

Наши соотечественники и русскоязычный контингент покупали на рынке, в основном, сигареты. А также – что-нибудь перед отъездом на память себе или в подарок друзьям и близким. Сюда приезжают работать и зарабатывать, поэтому всегда и на всём стараются сэкономить. Это – естественно и понятно. Не очень понятно другое. Чем привлекают натовских солдат (которые и без того хорошо обеспечены в денежном отношении и прибыли сюда из сытых и богатых стран, где уже давно трудно чем-то особенным удивить) многочисленные прилавки с наручными часами? А они здесь – на каждом углу, в каждом отсеке и закоулке! И военные всех званий и национальностей очень деловито и сосредоточенно пытаются выбрать что-то по вкусу. 

 

 

Как мне сказали, продаваемые здесь часы – «часы одной недели». Но они все – новенькие, блестящие, сверкающие и такие привлекательные, что невозможно удержаться от покупки «настоящей Швейцарии или Японии». Марки и брэнды самые знаменитые и звучные: Casio, Orient, Citizen, Seiko, Tissot, Omega, Swatch – на любой вкус! Несомненным лидером является всем известный Rolex от миниатюрных до массивных... Усмехнувшись, можно снова вспомнить О. Бендера и его фразочки: «... радикальный чёрный цвет...», «Европа! Класс А...» 

 

 

Цена на механические и электронные часы начинается с 30-35 долларов. Это если они без фирменного футляра-чехольчика. При наличии сего аксессура – 50-55 долларов... Цена – стартовая и далеко не окончательная. Ещё рассказывали, что на рынке в Кабуле точно такие же часы можно сторговать за три доллара, а какие-то «котлы» и вовсе продаются оптом – связками-гирляндами или на вес, как картошка. 

 

 

Я тоже не удержался от соблазна и перед отъездом прикупил «истинный и самый настоящий» Breitling с автоподзаводом, уж больно заманчиво было! Мне, в определённой степени, повезло. Часы мужественно ходили, автоподзаводились и показывали точное время в течение добрых четырёх месяцев, опровергая утверждение злопыхателей про одну неделю. Правда, потом часы всё-таки утомились автоподзаводиться и стали останавливаться через час-полтора довольно точной работы... Климат не тот, что ли? 

 

 

А сторговал я их почти лихим кавалерийским наскоком. Пришёл на рынок с чётко поставленной целью. В карман сунул пятидесятидолларовую купюру и сразу заявил продавцу, что больше в наличии финансов нет! И чётко обозначил насущную потребность купить за эту зелёную бумажку с изображением импортного президента, горячо любимого во всех странах и континентах, никак не меньше трёх штук часов... Ни больше, ни меньше! И одними из них должны стать так приглянувшийся Breitling с эмблемой, в виде самолётных крылышек... Цель была весьма ясно обозначена, и предельная сумма тоже. 

 

 

Дальше всё прогалопировало в строгом соответствии с неписаными законами рынка. Продавец поцокал языком, укоризненно сокрушаясь по поводу алчного и непомерного желания непременно разорить его и всю семью, невозможности осуществить продажу по столь смехотворной цене, отрицательно покачал головой и казалось, вовсе утратил ко мне всякий интерес... Но я-то знал, что всё лишь только начинается!... Наживка, в виде портрета бородатого президента, показанного из краешка кармана, была успешно заглочена и вызвала у продавца магическое и нестерпимое желание переместить бумажку в свой халат... Семью ведь надо обеспечивать всё-таки. А тут вдруг, «кормилец» объявился!... Конечно, я мог совсем обнаглеть и захватить с собой изображение совершенно другого президента. Рангом пониже и не такого глубокоуважаемого. Но ведь совесть-то тоже надо иметь! 

 

 

Я упорно накрутил несколько кругов по рынку, постоянно возвращаясь к заветному прилавку, как бы невзначай и случайно, с самым независимым видом. Но с каждым кругом меня обязательно узнавали, а цена заметным образом менялась, о чём сообщалось доверительным полушёпотом. Моё нахальство в конце-концов было вознаграждено – ударили по рукам! Заветные часики оказались у меня, а бородатый президент перекочевал из моего кармана куда-то в глубины необъятного халата счастливого продавца контрафакта. На душе стало спокойнее за его семью, и что ей уже не так грозит мучительная голодная смерть... 

 

 

Кроме часов «с крылышками», я стал обладателем парочки электронных, в футляре. Они как раз работают и по сей день. Посмотрим, сколько продержатся! 

 

 

(продолжение следует)