МОЙ ШЕДЕВР - САЙТ ДЛЯ ВАШЕГО ТВОРЧЕСТВА На СТАРТОВУЮ СТРАНИЦУ РЕГИСТРАЦИЯ         АВТОРИЗАЦИЯ         ЛИЧНЫЙ ОФИС
  ЯВИТЬ МИРУ СВОИ ШЕДЕВРЫ, ОБСУДИТЬ ЧУЖИЕ, НАЙТИ ДРУЗЕЙ И ВРАГОВ ТЕКСТЫ         ИЗОБРАЖЕНИЯ         АУДИО  
КРЕАТИВНОЕ ОБЩЕНИЕ: КАЖДЫЙ ИЗ ВАС - ПО-СВОЕМУ ШЕДЕВР! АВТОРЫ         ПОИСК ПО САЙТУ         ПРАВИЛА САЙТА


ТЕКСТЫ / ЮМОР · САТИРА · ИРОНИЯ

50. Посольские страсти и полная детектива...
Владимир Теняев
2012-01-07 23:55:16
Читателей: 514 (Авторов: 0, Пользователей: 514)   51.4
Утречком до метро меня подбросила одноклассница на внедорожнике, поэтому я и не особенно вникал в дорожную ситуацию, а вот, обратно возвращаться пришлось своим ходом и на «перекладных». Добрых два или даже два с половиной часа я ехал на метро и автобусе. День был будний: утренние пробки уже рассосались, а до вечерних ещё далековато. Однако..., ремонт! Дорожники, как назло, затеяли ремонт очень узкого шоссе, полностью перекрыв одну сторону. Поэтому, несмотря на относительно небольшое количество автотранспорта, скорость передвижения потока оказалась очень маленькой. Да и скоростью-то это можно было назвать лишь с большой натяжкой. 

 

 

Я сидел, глядя в окно, и тихо матерился, проклиная себя за то, что не взял с собой ноутбука. Если бы...! Тогда по приезде мог бы рассчитывать, что от Душко уже придёт какое-то вразумительное сообщение, а так – приходилось попусту и бездумно созерцать пейзажи подмосковья, проползавшие с черепашьей скоростью за окном автобуса. 

 

 

… Добравшись, сразу отправил в Кабул информацию для Душко о нестыковках в персональном номере, отсутствии каких-либо данных обо мне в посольстве и стал ждать ответа. Ответ пришёл довольно-таки быстро и оказался весьма оптимистичным. Душко сообщал, что прямо сейчас направил своего парня-курьера в МИД, чтобы тот разузнал, в чём, собственно, дело. Заодно, Душко нмного успокоил тем, что такого рода ляпсусы с афганской стороны случаются довольно часто, приведя какие-то примеры из личной практики. И маленькое невесёлое уточнение: если подобная ошибка допущена именно афганской стороной, то они никогда в этом не признаются. 

 

 

А мне-то что делать? Времени – в самый обрез. На носу майские праздники с множеством выходных, а билеты уже заказаны на четвёртое мая. И даже маршрут известен: СПб – Москва – Дубай – Кандагар и обратно. Дополнительная неприятность – возвратить деньги невозможно, ввиду электронного бронирования. Полная засада!... Земля буквально горела под ногами, и я чувствовал, как сжимается время, не оставляя шанса разрулить ещё какой-то дополнительный сбой или неувязку. 

 

 

Муторно и принудительно пил чай, потом кофе, смотрел на экран компьютера в надежде на Душко и расторопность мальчонки-гонца... Есть! Ответ, наконец-то, пришёл, и самый обнадёживающий. 

 

 

На этот раз, Душко и его посыльный расстарались... Присланное сообщение гласило, что мой персональный номер как раз самый-самый персональный. Персональнее просто быть не может! Все цифрочки соответствовали, и ошибки неусматривалось никакой! В посольстве уже, наверняка, есть подтверждение всего этого. Душко дружелюбно пожелал всяческих успехов и счастья в личной жизни, на что я ответил тем же самым и даже большим, не поскупившись на приятности и избегая канцелярских стандартов. 

 

 

Взглянув на часы, понял, что минут через двадцать можно звонить в посольство и теребить консульский отдел, так как к этому моменту обеденная трапеза должна закончиться. 

 

 

Время обеда истекло, и я нетерпеливо стал набирать телефонный номер. Трубку взяла женщина. Выслушав, она переспросила обо мне своего невидимого соседа, но я уже ясно представлял его обличье. 

 

 

Мужичок-афганец, с которым я беседовал через окошечко в посольстве, взял трубку и важно сообщил, что теперь-то у них есть всё, подтверждающее... Короче говоря, можно наверняка ехать и подавать документы, заполнять анкету и платить некую сумму за оформление въездной визы. 

 

 

Еще пару вопросов я задал женщине, глядя на часы. Ехать прямо сейчас – нереально, учитывая дорожную ситуацию и режим работы посольства. Я уточнил кое-что, получив ответ – документы необходимо успеть подать до часу дня, а за визу следует уплатить не полновесным и твёрдым нашенским рублём, а ненавистным и поганым зелёным американским долларом... И ещё – визу требуется подождать два-три дня, что уже выглядело не очень хорошо, но и вовсе не смертельно, если не возникнет дополнительных сложностей. 

 

А как же без сложностей?! Так просто неинтересно... и скучно жить! 

 

 

… Следующим утром я ехал в автобусе к станции метро. Несмотря на плотное движение транспорта и малую скорость передвижения, настроение чувствовалось довольно приподнятое. Дело сдвинулось с мёртвой точки, перспектива получения визы до наступления праздничных выходных дней казалась очень вероятной. Но это – если только всё произойдёт гладко и беспроблемно. 

 

 

Народ в автобусе выглядел как-то совсем безрадостно. Многие привычно дремали сидя, не обращая никакого внимания на происходящее за окном. Чувствовалось, что такой путь они проделывают ежедневно. А с работы возвращаться, скорее всего, приходится точно таким же макаром! Автобус ехал из Зеленограда. Я попытался себя представить на месте этих людей и передёрнулся. О каком отдыхе и семейной жизни можно говорить, если на ежедневный домашний сон остаётся, максимум, часов пять-шесть?! И так – из недели в неделю, из месяца в месяц... Годами... 

 

 

При этих мыслях стало тоскливо, но я постарался думать о хорошем, памятуя заклинания Алана Чумака: «Даю установку на добро!» – Почему-то это всегда произносилось зловещим голосом... Примеры хорошего: дадут ли мне сдачу в посольстве с сотни долларов одной купюрой, и если да, то чем именно? Рублями, долларами или уже неизвестными афгани, о которых ничего позитивного не слышал... Фантики, да и только! 

 

 

Вспомнилось, что однажды, я из простого спортивного интереса стоял с такой стодолларовой купюрой в очереди магазина Duty Free в аэропорту испанской Малаги. Причём, ничего особенного и не надо было, но всё же бутылку какого-то вина почти бездумно положил в корзинку, следуя совету командира, который топтался рядышком. Он уверял, что вино – просто изумительное и неповторимое, он всегда привозит его отсюда. 

 

 

Очередь тянулась довольно приличная, поэтому я и призадумался: «А так уж ли надо покупать это вино?» – Я вина не пил, дома его тоже никто особо не уважал. И о некоторых особенностях испанских магазинов, предпочитающих только собственную национальную валюту любой другой, тоже был немало наслышан. 

 

 

Поэтому в некоторых сомнениях пробрался в начало очереди, прямо к кассе, и улучив удобный момент, спросил девушку насчёт сдачи с сотни американского происхождения. Девушка моментально ответила, что сдачу выдаст исключительно песетами. Я представил пригоршню испанских «рублей-копеек» и пачку испанских «фантиков», которую просто негде потом сбыть, кроме Барселоны, Мадрида и Пальма-де-Мальорки. Ну, и Тенерифе на Канарах можно посчитать. Но в этих аэропортах экипажами не принято разгуливать по магазинам, поэтому рассчитывать можно только на Малагу, где стоянка самолёта всегда довольно долгая. 

 

 

По моим скромным подсчётам получалось, что если покупать такую бутылку вина каждый прилёт в Малагу, то сегодняшняя сдача должна иссякнуть годика через четыре. Это – если не пропустить ни одного чартерного рейса в Малагу!... Бутылочку я вынул и аккуратно вернул на место... Обойдусь! 

 

 

А ещё вспомнилось, что на платном пляже в Дубае всегда толпилась очередь в кассу. Она состояла из наших туристов, толпой вываливающихся из многочисленных автобусов, которые приезжали из всех гостиниц и отелей почему-то одновременно... к открытию пляжа. Очередь сначала вяло продвигалась, а потом внезапно скорость увеличивалась, как у пуль, вылетающих из пулемёта! Меня это заинтересовало. Почему такой рваный и неравномерный темп? 

 

 

Разгадка оказалась примитивно проста и лежала на поверхности: билет стоил недорого, порядка нескольких долларов, но имелась возможность расплатиться и местными дирхамами, если имелись в наличии. А в долларах это составляло какую-то небольшую сумму, которую невозможно точно собрать купюрами по одному и пять долларов. Нужно иметь и кое-что помельче. 

 

 

Нашего человека не испугают никакие трудности! У кого завалялась мелочь, проблем вообще не имели. Они честно платили и получали заветный билетик. А дать сдачу с пятидесяти, а тем более – со стодолларовой бумажки кассир мог только одному-двум счастливчикам из длинной очереди. На этом сдача безнадёжно заканчивалась. 

 

 

Кассир, завидев клиента с такими мощными и крупнокалиберными ассигнациями, молча открывал турникет, предлагая проходить бесплатно, в глубине души надеясь на человеческую порядочность и честность. Ведь если потом разменять деньги на пляже, купив какие-либо напитки или что-то ещё, вполне можно вернуться и возместить долг, оплатив вход. И наверняка, именно так и поступали благочинные и законопослушные лохи-европейцы. Однако, ожидать подобного прдвига от наших умудрённых и многоопытных соотечественников мог лишь только недавний пациент заведения, где упоминается товарищ Кащенко. Наш турист – не такой простак, он бережёт накопленный загодя капитал до последнего момента! 

 

 

Поэтому, после первого пропущенного на халяву, вся очередь скоренько прятала заготовленные деньжата и гордо вытаскивала зелёные баксы по пятьдесят и сто американских карбованцев, демонстративно обмахиваясь, как веером!... Бессрочный проездной на пляж! 

 

 

Калитка-турникет расстопоривалась и крутилась со страшной скоростью, пропуская нашу публику. Кассир удивлялся и восхищался неповторимыми русскими хлопцами и дивчинами, для которых, видимо, просто не существует купюр, мельче пятидесяти и ста долларов... 

 

 

… Вот, таким, примерно, образом, я себя и развлекал воспоминаниями, покуда автобус уныло тошнил до метро. И ещё – я совершенно не представлял пока, на какой кривой кобыле подъехать и убедить консульский отдел максимально ускорить процесс и оформить визу поскорее. Из Торонто настоятельно просили как-то поднапрячься и обаять-очаровать сотрудников посольства. Но я смутно представлял, какими именно чарами предстоит обаять усатого афганца. Не стану же совать бутылку какого-то горячительного напитка под соусом авансовой благодарности, да ещё и на глазах у всего честного народа?!... А ничего другого в голову не приходило. Приходилось просто надеяться на успешный исход... 

 

 

Уже знакомым, проторённым накануне путём, дошёл до посольства. Вахтёра по-прежнему не наблюдалось, но стоптанные шлёпанцы под столом свидетельствовали о том, что дух его незримо присутствует. А куда само тело делось, из-за цейтнота не стал вникать. Проследовал к окошечку... Народ уже скопился, но пока только заполнял анкеты... А у меня ещё даже и бланка не было! 

 

 

Мужичок, которого, по канадской версии, я обязан был обаять и очаровать, неожиданно взял инициативу в свои руки. Взглянул на меня и спросил: «Владимир? Скайлинк?» – Я кивнул утвердительно, и из лотка, наподобие того, которые применяют в каждом пункте обмена валюты, выдвинулся лист бумаги с анкетой-опросником. Я присел за стол и быстро заполнил все графы. 

 

 

На сайте посольства указывалось, что ещё следует приложить копии обоих паспортов и фотографии. Копии не понадобились. Анкету и фотографии я просунул обратно, «придавив», для пущей солидности, зелёной стодолларовой купюрой. Мужичок принял всё это, порылся в каком-то ящике и отсчитал сдачу замусоленными однодолларовыми бумажками. И сразу потерял ко мне всякий интерес. 

 

 

Мой же интерес, однако, не угасал. Я стал въедливо выпытывать, когда же приехать снова, чтобы забрать паспорт с визой. Мужичок наморщил лоб, подумал и изрёк, что завтра уже можно приезжать. Это несказанно обрадовало, я и не ожидал, что так быстро свершится чудо. Внутренне готовился ожидать два-три дня, как было сказано. Но уточнить всё-таки нужно – когда же именно – завтра? Многозначительная пауза прервалась фразой: «Если часам к шестнадцати приехать, то наверняка, результат уже будет.» – Мы распрощались, и я знакомой уже дорогой поехал обратно в подмосковье. 

 

 

Обратная дорога хоть и тянулась долго из-за пробок, но я уже не обращал на это внимания. Всю дорогу прикидывал, когда удобнее выехать, чтобы вернуться в Питер. Ночью рулить совсем не хотелось. Если вечером получу визу, то уезжать придётся уже ранним утром следующего дня. Я строил планы, мечтал, как правильно распорядиться оставшимся до отлёта из Питера временем, перебирал в уме вещи, уложенные в чемоданчик, стараясь убедиться, что всё уже предусмотрено и отсортировано... 

 

 

Однако, на следующий день меня ждал очень неприятный сюрприз. Визу и паспорт я так и не получил. И в Питер не уехал, как рассчитывал... Детектива! 

 

 

… Почти половину следующего дня я промучился в томительном ожидании момента, когда можно, наконец-то, выезжать, чтобы попасть в посольство к обозначенным шестнадцати часам. Но всё-таки не утерпел и выехал пораньше, рассудив примерно так – где шестнадцать, там и половина четвёртого тоже «прокатит», если виза уже готова. 

 

 

Названия многих посёлочков, мелькавших за окном автобуса, я уже почти выучил наизусть, равно как и последовательность станций ветки метро до «Баррикадной» и обратно. Заняться в пути было совершенно нечем, поэтому, для интереса, засекал время, чтобы потом вывести среднюю цифру нахождения в пути от начала маршрута и до посольства. 

 

 

(Обратная дорога меня совершенно не интересовала. Я надеялся, что теперь уже не понадобится мотаться попусту знакомым маршрутом. Предчувствия коварно обманули. Надежды не оправдались... Видимо, старый Ботуалло что-то снова нашаманил, наколдовал и сглазил! Хотя недавно мне подсказали, что в мультике мужичок звался Батуалло. Через «А». Ну, значит, это не тот, который мой. Мой – именно Ботуалло. Персональный и неповторимый.) 

 

 

...К половине четвёртого дня я уже бодро дошагал до афганского посольства и просочился в знакомую арку между тремя милиционерами, оживлённо болтающими о чём-то у будочки. На меня они не обратили никакого внимания. По-моему, даже и не заметили. Я уверенной походкой подошёл к двери и решительно деёрнул ручку... А дверь-то не поддалась и не открылась! 

 

 

Ещё не полностью веря в происходящее, ещё несколько раз попытался открыть дверь самым варварским способом, но – безрезультатно. Не понимая, в чём дело, стал окидывать взглядом таблички над входом: расписание работы, час на обед, выходные дни, номера телефонов... Всё это я уже читал раньше. Наконец, отважился нажать кнопку звонка. Раз, ещё раз... ещё много-много раз. Как в песне... Жизни за дверью не было! 

 

 

Постояв немного в раздумьях о теории возможности невероятного, я всё же услышал какие-то шорохи внутри помещения. Ещё несколько секунд..., и дверь открылась... 

 

 

На пороге стоял натуральный старик Хоттабыч в халате и какой-то тюбетейке! Он сверлил меня взглядом, а я уткнулся глазами в его туфли. Они были очень знакомы. Я сообразил, что передо мной – материализовавшийся из ниоткуда владелец стоптанных шлёпанцев. По всей видимости, сеанс анабиоза и нирваны на сегодня не предусматривался! 

 

 

Я обрадовался донельзя и сделал движение, чтобы пройти внутрь, но старикан преградил путь. При этом, что-то гортанно пробубнил на своём экзотическом языке и изобразил руками нечто, наподобие креста. – «Хана, что-ли?... Или – кранты!» – Это я так подумал и перевёл, но всё же упорно настаивал на попытках обходного манёвра, показывая, что мне надо туда... Туда! Для пущей убедительности, часто повторял международные и всем понятные слова – «виза» и «паспорт»... 

 

 

 

Однако, злой Хоттабыч казался непреклонным, монолитным и стоял неприступно, как скала. Он уже ничего не говорил, а только яростно жестикулировал. Язык глухонемых мне незнаком пока, но думаю, что именно тогда состоялся первый урок по этой части. Он значительно обогатил пониманием некоторых знаков и символов, которые обозначают доходчивые и элементарные понятия – хана, амба, кирдык... Словом – всё пропало – все ушли на фронт... Думаю, словечко «райком» не входит в лексикон международных терминов хоттабычей, тем более – глухонемых, поэтому вместо него нужно в данном контексте иметь в виду именно данное посольство и весь штат работников.  

 

 

Совершенно сбитый с толку, я медленно вышел из-под арки, пытаясь сообразить, что же такое с утра произошло, и что теперь делать. Стройная, вроде бы, до этого, система моих последующих телодвижений необъяснимым образом накрылась медным тазом! 

 

 

Милиционеры притихли, увидев меня. Их щебетание враз прекратилось. Один сурово спросил, как это я умудрился незамеченным проникнуть туда, откуда уже выхожу?... Таить было нечего, поэтому я скромно ответил, что просто прошёл мимо них, не решаясь прервать задушевное воркование. Они помолчали, но потом доверительно поведали, что я сегодня – далеко не первый, от кого отвернулась фортуна. С утра приходило много желающих пообщаться с консульским отделом. Даже целыми семьями приезжали. Из Белоруссии, Башкирии, других городов и даже государств. 

 

 

Оказывается, сегодня посольство вообще не работало с самого начала, и никто на работу не приезжал. На календаре оказалась дата какого-то национального афганского праздника, провозглашённого всеобщим выходным днём... Да, однако, дела! 

 

 

В голове проворачивались шестерёнки проверки мозговых файлов на достоверность. Как в мультике – «... чай... чемодан... чебуреки... Чебоксары!... Чебурашка?!...» – Так и месяц апрель, вкупе с Афганистаном, у меня тесно ассоциировался с навязшим в зубах советским термином – «апрельская революция»... 

 

 

Забегая вперёд, скажу, что память не подвела. 

 

 

Действительно, события 27 апреля 1978 года, результатом которых стало установление в стране марксистского просоветского правительства и назывались потом «Апрельской революцией» в Афганистане... В последнее время годовщины Апрельской революции в Афганистане праздновать не принято, вместо них отмечается «День победы афганского народа в джихаде» (годовщина свержения Наджибуллы в 1992 году)... 

 

 

Ведь если народ привык плотно праздновать что-то именно в определённый день и радостно сачковать от работы, то его не своротишь – не свернёшь с этого пути никакими внутриполитическими катаклизмами или новыми революциями-переворотами. 

 

 

Наджибулла был прилюдно казнён, а привычка народа что-то праздновать именно в апреле – осталась. Поэтому дату праздника слегка подкорректировали, сдвинув её на денёк. Теперь это называется «День исламской революции» (28 апреля), а ещё я встречал чисто религиозное толкование, соответствущее этой дате... 

 

 

Вот, под эти-то «винты» всенародного афганского праздника я и попал, как кур в ощип! 

 

 

… Меня сильно возмутил факт такого наплевательского отношения со стороны работников посольства. Хотелось подискутировать на эту тему с милиционерами. Но они за день так надискутировались с такими же бедолагами, как я, что наотрез отказались давать комментарии тому факту, что даже элементарного уведомления или объявления на двери посольства не вывесили. И очень удивило, что мужичок, принимавший анкету вчера, ничего не сказал по поводу этого праздника и выходного дня... А ведь наверняка – знал!... Несолоно хлебавши, я уныло поплёлся к метро, чтобы возвращаться назад. 

 

 

Теперь я даже и не предполагал, сколько ещё раз впредь придётся повторять этот путь. Мысленно назначил себя «проверяющим режима трудовой деятельности в посольстве Исламской Республики Афганистан»... А что? Пока так и выходило: я ежедневно мотался по надоевшему маршруту, не зная, когда добьюсь своей цели. Все планы шли под откос, подорванные партизанскими действиями работников консульского отдела! 

 

 

В этот раз, обратный путь занял вдвое больше времени, чем предыдущие поездки. Метрополитен свою часть пути проделал, как обычно, быстро. А вот, на автобусе хлебнул счастья ехать два часа и сорок минут! Конец рабочего дня и ремонт дороги – что ещё может быть хуже?! 

 

 

И мысли опять зашебуршились. Весьма неспокойные и сумбурные. Если предположить, что вчера визу не подготовили, а сегодня вообще в посольстве организовался «рыбный день», то есть, выходной – каковы же шансы завтра с утра получить готовый паспорт?!... Шансы – минимальные, но они ведь есть! А куда деваться? Ехать утром всё равно придётся... 

 

 

Приехав к месту вынужденной дислокации, я поплакался в жилетку однокласснице и её мужу, посетовал на страшную непруху и злодейку-судьбу, получил порцию утешения и соучастия, слегка выпустил пар и немного успокоился. Решил, наконец-то, ознакомиться получше с той страной, куда так сильно стремился. Раньше было совершенно не до этого.... Сначала повысил знания в области общих понятий об Афганистане и конкретно о примечательном местечке Кандагар. 

 

 

Возможно, что и вам будет кое-что интересно узнать из того, что я либо вспомнил ещё разок, либо узнал впервые. 

 

 

… Название «Афганистан» переводится на русский язык как «страна афганцев». Первая часть названия — «афган», «афгани» — это другое название пуштунов — крупнейшей этнической группы в стране. Предполагается, что оно может иметь персидское происхождение: «афган» означает «крик, нечленораздельная речь». Пуштунский язык непонятен носителям персидского языка, и речь афганцев им кажется нечленораздельным криком. Есть также версия, что «Афган» — это редуцированное тюркское слово «Ауган» (Беженец, скрывающийся). Действительно, территория Афганистана, которая по площади является 41-й в мире, труднодоступна и удобна для племён, которые по тем или иным причинам сохраняли свою независимость от разного рода завоевателей Центральной Азии. 

 

 

Это – так называемое, внешнее название народа, в отличие от самоназвания 

(аналогом в русском языке можно считать слова «немец», «немцы», то есть, не умеющие говорить «по-нашему», немые. Так назывались все иностранные жители. А также слово «варвары» в греческом языке). 

 

 

Последняя часть названия, суффикс «-стан», восходит к индоевропейскому корню «*sta» («стоять») и на персидском языке означает «место, страна». В современном персидском языке суффикс «-истан» применяется для образования топонимов — географических названий мест проживания племён, народов и различных этнических групп. 

 

 

Климатическую и физико-географическую характеристику опущу. Ясный перец – морской державой Афганистан не является, да и речушек – раз-два и обчёлся. Все реки, за исключением Кабула, впадающего в Инд, являются бессточными. Наиболее крупные — Амударья, протекающая по северной границе страны, Герируд, разбираемая на орошение и Гильменд, впадающая вместе с реками Фарах-Руд и Харут-Руд во впадину Систан и образующие группу пресноводных озёр Хамун. 

 

 

Питаются реки, главным образом, талыми водами горных ледников. На равнинных реках весной – половодье, а летом они пересыхают. Горные реки обладают значительным гидроэнергопотенциалом. Во многих районах единственным источником водоснабжения и орошения являются подземные воды. 

 

 

(По материалам различных энциклопедий...) 

 

 

А вот, история возникновения государства очень интересна. Некоторые факты: 

 

 

«На протяжении многих веков Афганистан был восточной частью Персидской империи. С тех пор, он является частью иранского культурного пространства. Афганистан — страна с древнейшей историей. Первые люди появились на территории Афганистана по меньшей мере 50 000 лет назад, и сельские общины этого региона были одними из первых в мире. 

 

 

Предполагается, что зороастризм, возможно, возник на нынешней территории Афганистана между 1800 до 800 годами до н.э., а Заратустра жил и умер в Балхе... 

 

 

Если слегка углубимся в зороастризм и загадочную личность самого Заратустры, который являлся основателем этой оригинальной абстрактной религии (где главные божества бесплотны), а также жрецом и пророком, то непременно придётся затронуть книгу «Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого»... (нем. Also sprach Zarathustra. Ein Buch fur Alle und Keinen, 1883—1891) — книга Фридриха Ницше, впервые изданная в 1885 году, одна из самых спорных и известных философских книг. 

 

 

Изначально, книга состояла из трёх отдельных частей, написанных в течение нескольких лет. Ницше намеревался написать ещё три части, но закончил только одну — четвёртую. После смерти Ницше книга «Так говорил Заратустра» была опубликована в одном томе. 

 

 

В книге повествуется о судьбе и учении бродячего философа, взявшего себе имя Заратустра в честь древнеперсидского пророка Зороастра (Заратуштры). Одной из центральных идей романа является мысль о том, что человек — промежуточная ступень в превращении обезьяны в сверхчеловека. 

 

 

На древневосточных иранских языках, как, например, на авестийском, говорили в этом регионе во время расцвета зороастризма. К середине VI века до нашей эры, Ахемениды включили Афганистан в состав своей Персидской империи. 

 

 

Империя Ахеменидов пала по ударами Александра Македонского после 330 года до н.э., и территория Афганистана вошла в состав его империи. После распада империи Александра Македонского Афганистан был частью государства Селевкидов, контролировавших регион до 305 г. до н.э. Буддизм стал доминирующей религией в регионе.» 

 

 

… Ну, а какая печальная судьба постигла, спустя века, статуи Будды в Бамиане, вам, конечно же, известно. И всё это сделали именно местные жители, приверженцы радикального движения «Талибан»... Сами строим, сами и разрушаем! Почти так, как у нас с памятникам поступают – то возводят, то свергают. 

 

 

Дальнейшую историю афганского народа и государства пересказывать не стану. Всё это можно найти в широком доступе. А вот, про Кандагар я узнал немало нового. Знал, что это второй по величине город государства, расположенный почти на границе с Пакистаном. А Пакистан когда-то являлся частью Индии. 

 

 

Что явилось откровением, так это то, что в период с 1747—1776 гг. Кандагар был столицей Афганистана. Здесь расположен мавзолей основателя афганского государства Ахмад-шаха. На нынешний момент, население города составляет почти полмиллиона жителей. 

 

 

В Кандагаре раньше находилась штаб-квартира движения «Талибан». И близость с Пешаваром и Пакистаном позволяет талибам чувствовать себя весьма вольготно и по сей момент... Но 7 декабря 2001 года Кандагар был взят войсками НАТО... 

 

 

Вот так, плавненько и ненавязчиво, в моём повествовании и появилась эта аббревиатура. НАТО. И авиабаза, куда так рвался все эти дни, неустанно и упорно «проверяя работу афганского посольства», как раз являлась пунктом назначения. А визы как не было, так и... Очередное «завтра» могло бы в корне изменить ситуацию в любую сторону... 

 

 

Как можно догадаться, утречком следующего дня я вновь выехал с очередной инспекцией и аудитом работы афганского посольства... Ничего нового... Транспортная пробка, знакомые станции метро, узнаваемый пешеходный путь. Приехал минут за двадцать до официального начала рабочего дня. Милиционеры у будочки оказались другими. Только это и отличало наступившее утро от всех предыдущих. Проходить под арку не стал, а просто стоял неподалёку и безбожно курил напропалую. Нервничал. 

 

 

Минут через пять-семь появился знакомый силуэт усатого мужичка, которого я поджидал. Он шёл неторопливо и помахивал пузатым портфельчиком. Увидев меня, приветливо улыбнулся, чем сразу же обезоружил. Я ведь заготовил длиннющую обличительную тираду, полную возмущения и гнева. А ещё больше расхотелось выяснять отношения после вопроса: «Владимир? Скайлинк?» – И указал глазами на арку, приглашая проследовать за ним. 

 

 

Одного единственного взгляда оказалось достаточно, чтобы безошибочно определить – вчерашний афганский праздник для мужичка не прошёл бесследно. Видимо, праздновать афганцы тоже страшно любят и здорово умеют. Левый глаз обладателя портфельчика был тщательно «зашпаклёван» и припудрен, вдобавок, густо смазан каким-то целебным снадобьем и самопроизвольно лукаво подмигивал, время от времени. Почему не присутствовало шпионских тёмных очков – совершенно непонятно! 

 

 

Если принимать во внимание тот факт, что посетители посольства имели счастье общаться с мужичком только через застеклённую ширму, то и нельзя было заметить сразу каких-то существенных изменений во внешнем виде. 

 

 

Несмотря на то, что до открытия окошечка ещё должно было пройти минут десять, мужичок не стал тянуть резину. Он быстро протянул аж два паспорта! Это, видимо, от чувства вины и желания как-то задобрить. Я мог преспокойненько забрать оба, но всё-таки постарался выбрать на свой вкус, отсортировав именно тот, где узрел своё фото и, с большим облегчением, вклеенную визу... 

 

 

Разговаривать больше не хотелось, мужичок тоже не горел желанием объясняться, а лишь уточнил, заплатил ли я деньги за визу. Причина такого склероза была непонятна. Вряд ли он принял бы анкету и паспорт без соответствующей оплаты... Я кивнул, понимая, что вопрос задавался чисто-риторический и больше походил на прощание. Целоваться не стали, обойдясь без излишних церемоний. 

 

 

Я проворно выскользнул из помещения, бросив прощальный взгляд на стоптанные шлёпанцы под вахтёрским столом. Хоттабыч снова витал в ином измерении, так что и с ним я не сподобился почеломкаться напоследок... 

 

 

(продолжение следует)