МОЙ ШЕДЕВР - САЙТ ДЛЯ ВАШЕГО ТВОРЧЕСТВА На СТАРТОВУЮ СТРАНИЦУ РЕГИСТРАЦИЯ         АВТОРИЗАЦИЯ         ЛИЧНЫЙ ОФИС
  ЯВИТЬ МИРУ СВОИ ШЕДЕВРЫ, ОБСУДИТЬ ЧУЖИЕ, НАЙТИ ДРУЗЕЙ И ВРАГОВ ТЕКСТЫ         ИЗОБРАЖЕНИЯ         АУДИО  
КРЕАТИВНОЕ ОБЩЕНИЕ: КАЖДЫЙ ИЗ ВАС - ПО-СВОЕМУ ШЕДЕВР! АВТОРЫ         ПОИСК ПО САЙТУ         ПРАВИЛА САЙТА


ТЕКСТЫ / ЮМОР · САТИРА · ИРОНИЯ

40. АСР, санзадания и летнабы.
Владимир Теняев
2011-12-01 20:39:32
Читателей: 542 (Авторов: 0, Пользователей: 542)   54.2
Лёгенькое отступление от хронологии. Поскольку не всё и не всем понятно о выборе запасного аэродрома. На это меня сподвиг написанный абзац о Хельсинки и Шереметьево, а также некоторые читатели не вполне поняли принципа такого выбора. Попытаюсь и это как-то более доходчиво пояснить. 

 

 

… Кроме вариантов, предписанных наставлением по производству полётов, есть ещё и самые простые. Жизненные. Об этом не напишут в газетах и журналах, не расскажут по ТВ. Только замполитов уже давно нет! Они-то как раз «промывали» мозги и предписывали и требовали многого, чего нет сейчас ни в одном из руководящих документов. Обидно, что тогда за границу я не летал! И весьма интересно было бы поглядеть, как замполит стал бы рассказывать о... Я попытаюсь стать вашим замполитом. Ненадолго! Правда, не знаю, как у меня получится. 

 

 

… Начав летать за рубеж, границу, кордон... Как угодно, назовите... Я убедился в 

том, что простого профессионализма достаточно, конечно же, но... маловато, чтобы не попасть впросак когда-нибудь! Надо быть политически грамотным, почитывать прессу (не жёлтую), держать руку «на пульсе» событий и... Тогда вполне можно избежать некоторых моментов, чреватых определёнными «нехорошестями» и неудобствами, стыдом-позором и полным крахом. 

 

 

Многие знают, к примеру, что существует арабо-израильский конфликт, длящийся почти вечно. И практически – на генетическом уровне. Истоков анализировать не стану. Только конфликт этот – есть! И никуда от этого не деться. Сколько он ещё продлится, не берусь предсказать... Недавно мой однокашник, живущий сейчас в Израиле, рассказал примечательный факт. Кстати, это – всё тот же Толик Г., о котором уже рассказывал. Его сын – военнослужащий армии Израиля. Взрослый уже. Так вот, эта страна приняла нелёгкое решение. Всех, проходящих службу в определённых военных структурах, ежегодно вывозят на своеобразную экскурсию в... Освенцим. В парадной форме и даже с пролётом израильских военных самолётов над бывшим концлагерем... Чтобы ныне живущие знали и помнили историю... 

 

 

Летая в Тель-Авив, ни под каким предлогом нельзя выбирать запасным Бейрут, до которого – рукой подать! Не только выбирать или рассчитывать, а даже слова «Бейрут» нельзя произносить. Нехорошо спутать в эфире «шолом» с созвучным ему «салам»... Это понятно очень многим. И смешно думать, что я сказал что-то новоенькое! 

 

 

Гораздо меньшее количество простых пассажиров знают, что остров Кипр разделён на две части – северную и южную. На севере живут турки-киприоты. И столица там одна, вроде бы – Никозия. Так указано во всех справочниках. Только самолёты почему-то туда не летают. Они летают на юг – в Ларнаку или Пафос, где живут такие же киприоты, только уже греческие. И авиация сил ООН там присутствует даже в большем количестве, чем гражданская. 

 

 

Остров Кипр ни в коем случае нельзя пересекать напрямую. Только огибая его по периметру! И экипаж самолёта давно уже «сидит» на двух радиостанциях одновременно, пытаясь выполнить противоречивые команды и указания двух диспетчерских центров одного, вроде бы, государства... И относительно небольшой территории... Сложная штука. Нюансов много. Специальный бюллетень ИКАО, советующий... Не указывающе-предписывающий, а именно информативно советующий, как грамотно избежать «кое-чего» в виде поднятых на перехват истребителей, принуждающих к экстренной посадке... И за триста километров до входа в зону Тель-Авива обязательно следует связаться с его «Air Defence» (военный сектор), многое о своём рейсе рассказать, чтобы получить разрешение на вход в зону и дальнейший беспроблемный полёт... 

 

 

Еще меньшее количество пассажиров осведомлено о том, что время полёта на Родос, который греческий, можно бы минуток на тридцать-сорок сократить и лететь «попрямее». Но у греков с турками – проблема принадлежности островов. И наплевать им на вас и на нас!... Два-три километра несоблюдения ширины установленного маршрута при заходе на посадку – и наступает полная тоска для экипажа-нарушителя!... И многие неприятности впоследствии. Вплоть до дипломатической ноты «фи» в адрес государства, которому принадлежат самолёт и конкретный экипаж... 

 

 

И вовсе мало таких, кто представляет некоторые вещи, существующие в некогда единой стране, именовавшейся СССР. 

 

 

… Нагорный Карабах. Армения и Азербайджан. Все знают. Но не все на себя этот конфликт примеряли... Далековато это и не так интересно. Правда? Попробуй сказать диспетчеру в Баку, что запасным у тебя – Ереван. Или наоборот. Или всё-таки сесть там при погоде, не позволяющей уйти на запасной куда-нибудь, кроме... Сам из самолёта не выйдешь, а пассажиры?! Им-то куда деваться? 

 

 

… Я летал с пилотом из Еревана. Его звали Армен. Трудная жизнь у него сложилась, но он сейчас летает на Аэробусе в Пулково... Жена его работала стюардессой. Погибла несколько лет назад при заходе на посадку армянского самолёта в Сочи... Не об этом речь. Прилетая в Баку, Армен никогда и ни под каким предлогом не покидал кабины самолёта. На всякий случай... Хоть в авиации люди и вполне адекватные, но идиотов-фанатиков можно встретить совершенно неожиданно в любом месте! И распрощаться с жизнью... А за что? 

 

 

Когда летали в Пекин, то приходилось ночевать в Новосибирске. Я Армена много часов «пытал»-расспрашивал... И спросил напрямую. А если на его пути вдруг встретится азербайджанец, то что...? Он просто и без приукрас буднично ответилл, что его... зарежут сразу. Если только он не успеет сделать это первым... На вопрос, как же они уживаются в Питере, дал тоже простой ответ: любая другая территория – не место для вражды, мести или междоусобицы. На нейтральной территории они даже помогут друг-другу, понимая, что находятся «вне зоны» конфликта... Как это понять, учесть и осознать? 

 

 

… И думаю, практически никто из вас не ведает, что такое Ошские кровавые разборки. Граница Киргизии и Узбекистана. По ТВ показывают иногда. Только ЭТО — совсем не ваше-наше. Непонятное, противоречивое и противоестественное... Делят что-то, бьют, громят убивают, не задумываясь... А если при полёте в Душанбе (столица Таджикистана) сесть на запасной в Самарканде или Ташкенте, то вообще кошмар из кошмаров... Гора трупов будет обеспечена... Странно, на первый взгляд, но это – реальность, которую нам приходилось всегда учитывать, знать и глубоко понимать... Безо всяких замполитов и «жёлтой» прессы... Жизнь! 

 

 

Извините уж, что отвлёкся и перешёл на такие приземлённые вещи, далёкие от полётов и пенсии. 

 

 

 

… Полёты по АСР и срочным санзаданиям не отличаются практически ничем, так как правила их выполнения сведены в одну главу Наставления... АСР – это аварийно- спасательные работы. Как раз то, чем сейчас занимается МЧС в масштабах страны и не только нашей. Но ведь случаются всякие аварии «местного» масштаба, куда министра Шойгу попросту глупо приглашать... Как например, прорванная труба домашнего водоснабжения, отказ унитаза, текущий кран, громадные сосульки, снежные заносы и... Вы ведь прежде всего сантехника или электрика вызовете из ЖКО... Или позвоните на новомодную «горячую линию»... Но это – в масштабе отдельной квартиры и какого-то дома... 

 

 

Поэтому-то в каждом приличном аэропорту ежедневно и еженощно дежурят экипажи самых разных воздушных судов в ожидании подобного вызова... И даже одновременно ВСЕ типы воздушных судов могут быть «охвачены» подобным дежурством. 

 

 

Снова поясню. Л-410 – летучий и быстрый самолёт. Его скорость в два раза 

превосходит скорость вертолётов или самолёта Ан-2. Но он не везде может сесть. А самолёт Ан-2 не может сесть там, где сядет вертолёт. И Ми-8 – дороговат по сравнению с Ми-2. Если нет надобности использовать Ми-8, то тогда вызывают экипаж Ми-2... И это – только в тех аэропортах, где есть какой-то выбор из соответствующей техники. Конкретно – так было в Магане. 

 

 

Такие полёты – не какая-то новость, и не что-то, из ряда вон... Обычные полёты. Только их надо выполнять даже ночью. «Припрёт» кого-то ситуация – сразу звучит команда: «Вперед!» – И предельные метеоусловия при выполнении такой работы – совершенно другие. Экипаж должен быть оттренирован и допущен. И отказаться может только в случае наличия действительно таких условий, когда сам не гарантирует безопасности... 

 

 

АСР – комплексная штуковина. Замерзающая картошка не будет спасаться под видом таких работ. Прорыв или авария на газопроводе – да! И утопающие дома при весеннем разливе всего того водного, чем богата не только Якутия, а вся Сибирь – это тоже АСР. Мне трудно охватить масштаб и различия, чтобы в нюансах всё это подразделить... Просто я расскажу, как мне это виделось тогда. 

 

 

… Нет ничего странного и необычного в том, что долгая зима сменяется краткосрочной весной, плавно перетекающей в недолгое северное лето. Так – везде! Но река Лена начинает «трещать» задолго до того момента, покуда не вскроется вся... Большая речушка! Скажу, что есть у меня архивная фотография, помеченная датой 01.05.83г. Запечатлённые на ней персонажи – счастливые и довольные. В шапках-ушанках, куртках-демисезонках и унтах. 

 

 

Это мы – на обязательной первомайской демонстрации в Сангаре. И кусочек Лены на этой фотографии есть, где огромные куски льдин громоздятся на берегу. А чистой воды – пока ещё нет и в помине! Ледоход на реке начинается рано. Только до Сангара он доходил где-то в середине мая. А когда вся эта масса доплывала до Тикси, даже и не берусь утверждать!... Ещё один пример из более позднего. В Норильске в июне-июле по обочинам ВПП вполне можно видеть огромные сугробы так и не растаявшего снега. Возможно, он не растает никогда, поскольку сгребается аэродромной службой в эти самые сугробы за ВСЕ прошедшие зимы... Самолёты ведь летают круглогодично, а полосу и перрон надо содержать в порядке и постоянно обихаживать!... А температура вполне летняя – градусов двадцать пять тепла. 

 

 

… Когда из Иркутской области в якутский обком поступали сведения о том, что в районе Киренска, Пеледуя и... какая, собственно, разница, где именно?... Уже Лена затрещала, и пошёл ледоход, принося ежегодные страдания и мучения населению, живущему по берегам речного гиганта, тогда собирался пленум, выносилось очередное решение о... С составлением списка комиссии, ответственной за... Это называлось «Паводковой комиссией». Туда включались все руководители, секретари, председатели, начальники, командиры ОАО, словом – все, от кого хоть что-то зависело в плане помощи и выделения сил и средств. Это делалось ежегодно. По районам и по месту паводка. А паводок распространялся практически везде. Даже и не в районе крупных рек... Снега в Якутии кругом предостаточно!... Комиссия послушно кивала, хотя её членов и не имелось никакой возможности отказаться от подобной головной боли, как и от ежевесеннего таяния и последующего разлива результатов того, что выпадало с небес за долгую и снежную зиму. А рек и озёр в Якутии – тьма тьмущая! 

 

 

… Когда всё дружно и бурно начинало таять, то сами понимаете... И надолго. А жить и обязательно выживать надо было прямо сейчас! И спасать своё, нажитое непосильным трудом... И запасы, и скарб, и животину, и себя со своими семьями... Почему-то все думают о близких в самый последний момент, предпочитая сначала вытащить из погреба-чулана картошку, вынести на крышу телевизор, деньги, документы, любимого котика и какую-то мебель... Не изменить человека никакими испытаниями и природными катаклизмами! И так – ежегодно! Вспоминаю удивительные первоцветы-подснежники по берегам Лены в Сангаре. Такого нет нигде, кроме Севера. Я знаю тянь-шаньские, алатауские подснежники, памирские... Тюльпаны и маки чуйской долины, нечто – вроде альпийских эдельвейсов... Но! Такого сорта, расцветки и оригинальности, как в Сангаре, не видел нигде! И такая неземная чудо-красотища существовала всего в течение пары именно паводковых недель... 

 

 

Зачастую, полёты по АСР и срочным санзаданиям совпадали по времени и месту. Например, крупный пожар при котором есть пострадавшие. Помню, как горела школа в одном из посёлков неподалёку от Сангара. Нас подняли глубокой ночью, мы сели в Ан-2 и полетели... Ночью малой авиации очень трудно работать и вести визуальную ориентировку. Темно и тоскливо! А в тот раз даже и надобности напрягаться не возникало – зарево пожара отлично виделось километров за пятьдесят. Мы тупо летели на этот «маячок», как мотыльки и бабочки ошалело прут на свет лампочки... 

 

 

Каким образом и отчего глубокой ночью случился пожар в школе, доподлинно не знаю. Да и не особо интересовался причинами! Сказано было, что обгорел и сильно пострадал сторож. Может быть, он и сам был причастен к тому, что деревянное здание полыхало весьма интенсивно. Пожарные машины в таких сёлах или посёлках – большая редкость. Одна единственная машина может обслуживать несколько селений. Пока она доедет до места пожара, то надо будет уже только дымящие головёшки притушивать, чтобы хоть гари было меньше. Да и техническое состояние, оснащение и готовность персонала пожарных вызывают откровенный скептицизм и огромные сомнения в том, что они действительно чем-то действенным помогут. 

 

 

Садиться пришлось неподалёку от очага пожарища. Там имелась штатная авиаплощадка, куда выполнялся ежедневный почтово-пассажирский рейс на самолёте Ан-2. Только прилетал он, конечно же, днём, когда абсолютно всё видно! Ну, а на такие случаи, как данный, тоже существовали предписания и инструкции, да и здравый смысл подсказывал, что надо каким-то образом обозначать габариты посадочной полосы. 

 

 

Опыт партизан времён войны переняли и приумножили. Партизанам ведь тоже сбрасывались грузы, почта или взрывчатка... Раненых забирали. А позже, когда война покатилась на запад, крупные партизанские начальники, как например, Фёдоров или Ковпак, даже сами часто летали туда и назад – в Москву на какие-то важные совещания и доклады. Поскольку партизанские соединения превратились уже в реальную силу, то их постоянно использовали при проведении совместных войсковых операций, а партизанские военачальники, к тому моменту, имели генеральские звания... 

 

 

Так что начальник авиаплощадки, он же и билетёр-кассир в одном лице, обязан был организовать костры по углам полосы. Для этого использовали всё, что угодно, лишь бы исправно горело, коптило и обозначало. Бочки с промасленной ветошью чаще всего и использовались, но могли и простые пирамидки из жердей и сучьев поджечь. Главное, чтобы эти маячки были разожжены вовремя... Раньше времени – сгорит до прибытия самолёта, а если чуть промедлить, можно долго ждать, пока разгорится вновь... А самолёт уже кружит над площадкой, пытаясь определить ветер и габариты полосы... В тот раз всё было грамотно сделано. И пострадавшего забрали в Сангарскую больницу... 

 

 

Ну, и пожалуй, ещё об одном случае надо рассказать, чтобы понятнее стало, в каких условиях приходилось иногда такие санзадания выполнять. 

 

 

… Весной, когда всё кругом разливается слишком уж обширно, то кажется, что вода – это основное, что покрывает поверхность. Поэтому вовсю, не покладая рук, работает паводковая комиссия, принимает самые неотложные и необходимые меры, и санзадания никто не отменяет. Жизнь продолжается, люди болеют, рожают, получают производственные травмы и бытовые увечья... Ранним утром поступила заявка на срочный вылет в какое-то село. Я дежурил в составе маганского экипажа на вертолёте Ми-2. Мы дождались приезда врача из Якутска и вылетели. 

 

 

Село оказалось сплошь покрыто разлившейся водой, никакого вертодрома в виде бревенчатого настила не было и в помине. А вот о том, где находится самолётная площадка, мы хорошо знали. Но сверху не имелось никакой возможности определить глубину воды. Поэтому решили подыскать какой-нибудь холмик-«пупочек», чтобы уж, хоть с висения, но каким-то образом, принять больного, если потребуется. Облетели всё село, просмотрели все улочки, внимательно их «прошерстили», но было очень сомнительно, что сможем наверняка сделать «приёмку» безопасно 

 

А приехавшая санитарная машина методично следовала по улочкам села, повторяя наш маршрут. Судя по тому, что вода доходила до дверей машины, разлив организовался очень приличный! Машина ехала медленно, и потоки воды пенными бурунами расходились от капота в разные стороны. 

 

 

Нашли подходящее местечко, вроде холмика, где-то на участке местного стадиончика. Сели не то чтобы на сухом, но на вполне твёрдом участке. Двигатели не выключали. Ждали, когда машина подъедет поближе, и нам передадут больного, если врач скажет, что требуется его увозить. Врач-то как раз не горел никаким желанием выходить из вертолёта и производить первичный осмотр... Честно говоря, всегда известно заранее, надо ли больного вывозить в приличную больницу. Но врач просто обязан осмотреть и принять окончательное решение на месте о такой транспортировке. И чтобы в полёте постоянно следить за состоянием пострадавшего, оказывая необходимую медицинскую помощь... В тот раз мы врача распрекрасно понимали. Разлившееся море воды никоим образом не вызывало желания выходить, брести по колено или даже по пояс в воде до машины и что-то такое решать. Тем более, если и так всё определено заранее! 

 

 

… А вскоре ситуация переросла уж вовсе в какую-то трагикомичную. Машина пыталась как можно поближе подъехать к вертолёту. Но ничего путного не получалось. Хотя поле гордо и называлось стадионом, но травки и ровности, как на стадионе «Петровский», там точно не наблюдалось! Машина несколько раз передком ныряла в какую-то очередную канаву, останавливалась, сдавала назад и совершала новую ходку... Раз за разом. При очередной такой попытке капот предательски ушёл под воду, и машина окончательно заглохла, не добравшись до цели метров пятнадцати. Что же дальше и вообще делать?... Нам, врачу и тем, кто в машине? 

 

 

Врач начал махать рукой, настоятельно призывая плюнуть на условности и доставлять больного в вертолёт. Всё равно, в одиночку ничего бы не сделал, так как больной явно не мог самостоятельно передвигаться. Это было врачу сказано ещё в Якутске, когда по телефону объясняли категорию больного. 

 

 

Ну, в машине наконец-то поняли, что требуется. Ножки промочить им пришлось бы по-любому. Хотя бы для того, чтобы машину потом как-то вытолкать из ямы. Из кабины опасливо вылезли четверо якутских мужичков... и почти по пояс в воде стали вытаскивать стандартные брезентовые носилки. На них возлежала древняя якутская бабулька. Глаза были открыты. Значит, находилась в сознании! 

 

 

Сопровождающие мужички тащили носилки очень бережно и осторожно. Но главной причиной такой осторожности было то, что ножками они тихонечко прощупывали, куда лучше наступить, чтобы ценный груз не свалился в воду... Как по болоту, когда не знаешь, что тебя ожидает при следующем шажке! 

 

 

Всё равно, носилки предательски кренились и угрожали перевернуться. Якутка зло сверлила глазами носильщиков и что-то неразборчиво бормотала. Мы это видели по шевелению губ. Несколько раз носилки почти уже перевернулись, но... не перевернулись! А самое-самое случилось уже непосредственно у вертолёта. 

 

 

Дверь вертолёта была открыта. Предстояло аккуратно принять носилки, втащить вместе с бабулькой внутрь и потом уже разбираться, каким образом производить дальнейшую транспортировку. И никак не получалось принять одну сторону носилок, потому что ножки «подававших» постоянно разъезжались, а сами они постоянно подскальзывались и временами куда-то проваливались. Причём, очень несинхронно и внезапно! 

 

 

Пару раз «чудо» почти уже случилось, но, в самый последний момент, «прицел» у подававших сбивался напрочь, и поручни не попадали в дверной проём, сильно ударяясь о борт вертушки... А бабка казалась уже на грани не просто больной, а самой настоящей утопленницы... Она уже ругалась довольно внятно, вполне разборчиво и достаточно громко. По-якутски чехвостя неудачливых «санитаров» и перемежая брань чисто русским матом! 

 

 

Мужички, однако, помалкивали и мужественно «прицеливались» снова и снова. Мокрые были по самое «не балуй»! И вот, при очередной неудачной снайперской попытке, бабка всё-таки не выдержала... Она заорала на сопровождавших благим матом! Плюнула в сердцах и... слезла с носилок... А потом чинно и благородно прошла к вертолёту, оттолкнув сердобольного врача, попытавшегося помочь, и бодренько так влезла внутрь... Смех и грех! 

 

 

… Такие происходили случаи. Но про АСР и санзадания не стану больше утомлять и упоминать. Хочу немножечко рассказать о лесопатрульных работах. 

 

 

Есть такая специальность-профессия – лётчик-наблюдатель, а попросту – летнаб. Как только появилась возможность использовать авиацию в военных баталиях и производить разведку с воздуха, так и появилась специальность летнаба. И в Первую Мировую, и в Гражданскую, и в Великую Отечественную такие лётчики находились в кабине самолёта. 

 

 

Процитирую: «Одновременно с подготовкой военных лётчиков шла подготовка лётчиков-наблюдателей. Однако, данная подготовка шла намного сложней. В конце 1915 года остро встал вопрос о лётчиках-наблюдателях, знакомых с аэрофотографией и способных корректировать огонь артиллерии (т.е. имеющих артиллерийское образование). В школах авиации практически не велось подготовка артиллерийских офицеров к должностям лётчиков и лётчиков-наблюдателей. Такое обучение велось в Севастопольской военной школе морских лётчиков, Гатчинской авиационной школе, Киевской военной школе лётчиков-наблюдателей (начала работать с декабря 1915 г.) и Петроградском аэроклубе. К середине 1916 г. в авиации находилось 132 офицера-артиллериста. Из них окончило школу наблюдателей только 9 и продолжало учиться 8 человек.» 

 

 

Если взять в качестве примера фильм «Служили два товарища», то следует припомнить сюжет... Первые числа 1920 года..., Крым..., Перекоп..., блокированные войска барона Врангеля... И простой боец Некрасов, бывший фотограф, приказом командования направленный снимать укрепления белогвардейцев с самолёта... 

Прекрасный фильм, и чудесный дуэт актёров – Ролан Быков и Олег Янковский! Вот, деятельность персонажа Янковского и есть яркий пример работы летнаба. 

 

 

А вообще, в те времена летнабы не имели диплома лётчика. Их задачей было наносить на карту то, что представляло несомненный и бесценный интерес для разведки и последующих военных действий... С годами появились другие способы разведки. А летнабы остались, только специфика стала совершенно другой. 

 

 

Теперь это называется по-прежнему – лётчик-наблюдатель, но это – «специалист лесного хозяйства (инженер, техник), окончивший специальные курсы подготовки, получивший квалификацию лётчика-наблюдателя гражданской авиации. Выполняет в составе лётного экипажа воздушного судна самолётовождение в целях авиационной охраны лесов». 

 

 

Летнабы имеют навыки пилотирования самолёта Ан-2, правда, не припомню такого, чтобы кто-то из них самостоятельно производил взлёт или посадку, но в горизонтальном полёте все они пилотируют достаточно уверенно и занимают в кабине место второго пилота. И также не припомню, чтобы кто-то из летнабов пилотировал вертолёт... 

 

 

Летом тайга горит. И пожаров – очень много! Это усугубляется жарой и ветром-суховеем. Страшнее пожара, пожалуй, ничего нет... Огненная стихия пожирает всю растительность, кустарники и деревья. Всё в сплошном дыму... 

 

 

Лесные пожары бывают точечные, охватывающие какой-то, довольно небольшой таёжный участок. Но случаются и такие, с которыми не могут справиться никакими силами и средствами. Всё лето такие пожары пытаются локализовать, чтобы они не распространились ещё дальше или шире. Самый страшный вид пожара – верховой, когда пламя попросту переносится по кронам деревьев, мгновенно охватывая уже совершенно невероятную площадь. 

 

 

Тушат лесной пожар разными способами. Самый простой – выброс группы подготовленных парашютистов лесоохраны. А уж они-то на месте пытаются решить, как лучше и правильнее поступить. Имеется и шанцевый инструмент, и навыки, и умение, и даже ранцы за плечами, вмещающие литров по двадцать воды. Только такой «пшикалкой» редко удаётся что-то действенное произвести. И водичку надо регулярно где-то пополнять. 

 

 

Когда пожар приобретает уже вовсе катастрофический характер по площади и интенсивности, применяется взрывчатка, чтобы попытаться предотвратить распространение пламени. Тогда несколько групп опоясывают по периметру район и методично производят подрывы почвы. Иногда помогает!... Бывает, применяют и встречный пал, когда специально поджигают тайгу навстречу тому, который требуется потушить. Но с ветром можно совсем не угадать и сделать только ещё хуже. 

 

 

… Вертолёты имеют на подвеске водосливное устройство — громадную ёмкость на тросе-подвеске. Из ближайшего водоема зачёрпывается «ковшик» и потом опрокидывается на очаг возгорания... Иногда — тоже помогает. Но чаще – водяная масса попросту превращается в пыль, не долетая даже до земли, настолько высокая температура внизу!... А если уж совсем плохо, и огненная стихия угрожает вплотную подступить к населённым пунктам, то в дополнение ко всему перечисленному объявляется всеобщая «паника-аврал»... и активно мобилизуется взрослое население. 

 

 

… Меня иногда разбирал смех, когда наблюдал, как мобилизованное население, заботливо снабжённое провиантом и средствами пожаротушения, едва вертолёт высаживал их и взмывал, быстренько накачивало лодки-резинки и преспокойненько отплывало рыбачить на ближайшем озере! Оно, население, совершенно справедливо полагало, что такого случая отдохнуть может больше и не предоставиться. А как же тогда пожар..., тайга?! Ну, и нехай себе горит на доброе здоровьичко! Есть специально обученные люди, пусть и работают! 

 

 

А теперь представьте себя на месте десантников-парашютистов. Ведь их выбрасывают и группами, и поодиночке. Летнаб тщательно отмечает места выброски на карте. Парашютисты, первоначально, обязаны выполнить свою работу. Потом – собрать-свернуть парашют, все инструменты захватить... и с такой полной выкладкой на тридцатиградусной жаре выбраться... тайгою на открытое место. Чтобы там ожидать, когда за ними прилетят и заберут... Представьте, попробуйте. 

 

 

… С окончанием пожароопасного периода, обычно к сентябрю, сезон патрулёжки-наблюдения и тушения закрывали. И дождички уже моросили и лили вовсю, помогая залить даже самые непокорные и трудные очаги возгорания. Природа, рано или поздно, справлялась сама. А сколько выгорело тайги?! Это знают только летнабы и вся остальная служба лесоохраны. 

 

 

Летнабам и парашютистам-десантникам официально разрешалось в межсезонье работать где-нибудь в другом месте. Они устраивались шоферить, частенько в ВОХРе отсиживались, а кое-кто завербовывался на рыбзавод, чтобы зиму всё-таки не зря просидеть. Основная работа — исключительно сезонная, трудная, неблагодарная и абсолютно не денежная. И романтики нет абсолютно никакой! 

 

 

А в мае начинался сезон. Тренировки по выброске и спуску на тросе с вертолёта... Об этом хочу со своей точки зрения рассказать. И попытаться убедить некоторых любителей экстремальных ощущений не испытывать судьбу. Предупредить, если позволите... Не нагнетаю страстей. Но зачем испытывать судьбу? 

 

 

… За время работы в Якутии я многократно работал по сбросу пожарных-парашютистов с самолёта Ан-2. Многих летнабов и десантников лично знал, ведь коллектив у них не очень большой. В приватных беседах они признавались, что если бы им этого не надо было делать по работе, то никогда бы и не прыгали... А это ведь мнение профессионалов! Пусть, и не спортсменов... Двое разбились на моих глазах..., оба инструкторы с большим стажем. Правда, это случилось в разное время, но сути нисколько не меняет. У первого не раскрылись оба парашюта... Второй просто отчего-то потерял сознание в момент прыжка, как потом установили. Поэтому и не дёргал кольца вообще... Еще один погиб на предсезонной подготовке, спускаясь по тросу с вертолёта Ми-8. Прямо на аэродроме... Карабин-защёлка оказался неисправным. 

 

 

Если бы вы знали, как мучительно наблюдать за падающим..., сознавая, что никто уже не в силах ничем помочь и что-либо изменить... Зачем же тогда играть с экстримом? Статистика – страшная штука, и её не обмануть никому. Не стоит надеяться, что счастливчиком будете именно вы... Можно однажды не угадать и продолжить трагическую статистику. Подумайте о себе, о своих близких, о том, что жизнь – прекрасна! Погибнуть – не так страшно, как остаться инвалидом навсегда?!... Как быть вечной обузой для родных и жить потом, сознавая, что неуместная бравада попросту могла быть «задавлена» трезвым умом. Ложное понятие смелости может превратить вашу – и не только вашу – жизни в прозябание и жалкое, мучительное существование... С вечной завистью к тем счастливчикам, которые устояли и не поддались такому искушению... Честь и хвала тем, кто превозмог себя и удачно осуществил мечту, но не хотелось бы, чтобы именно первая попытка «из интереса» стала роковой. Прошу вас: тысячекратно подумайте! 

 

 

… А вообще-то, и летнабы, и парашютисты-десантники — абсолютно здоровые и жизнерадостные ребята с отменным чувством юмора. Именно через летнабов мы доставали ящики со сгущёнкой и тушонкой. Совершенно безвозмездно! Списывались эти продукты в полном соответствии с выброской и интенсивностью пожаров. И парашютные стропы со списанных парашютов мы тоже имели. Вещь, очень нужная в хозяйстве! 

 

 

Летнабы и десантники никогда не делали из своей работы какого-то особенного культа. Простая мужская работа. Вы чаще всего её даже и не замечаете, а такая работа выполняется ежегодно на всей территории страны. Леса-тайги у нас очень много. Пока ещё. Покуда эти ребята работают... совершенно незаметно, но очень самоотверженно! 

 

 

… Завершить тему лесоохраны и летнабов хочу тем, что расскажу об одной «точке», куда очень любил прилетать с проверками. Там каждое лето базировались экипажи Ан-2 и Ми-2 для лесопатрулирования. Местечко называется Усть-Миль. Оно находится в 117 км западнее Усть-Маи на реке Алдан... Как же там было хорошо! Я прилетал и отдыхал дней пять. Летнабы были уже давно знакомыми, целый дом предназначался исключительно для лётчиков. Прекрасное отношение, хорошее питание и довольно комфортные условия проживания!... Лето, река, рыбалка, купание и всё остальное – соответствовало тому, что всегда хотелось вернуться снова и снова... 

 

 

Столовская кормёжка, честно говоря, никого там не интересовала. Все и всегда пожирали только и исключительно слабосолёного хариуса. Он ловился в неимоверных количествах, а ведёрная кастрюляка этого деликатеса неизменно извлекалась из подпола каждый раз, когда кто-нибудь собирался потрапезничать. Буханка хлеба и... хариуса – сколько душеньке угодно! И запасы этой замечательной рыбки постоянно пополнялись. Эх, сейчас бы!... Даже байкальский омуль, по-моему, уступит тому хариусу по нежности и неповторимому вкусу... 

 

 

Поскольку я уже попытался рассказать о некоторых основных видах полётов малой авиации, то хочу уточнить, что они освещены далеко не все. Это — только то, чем именно мне приходилось заниматься. В других регионах страны специфика применения авиации в народном хозяйстве может сильно отличаться. Достаточно лишь припомнить, сколько авиации использовалось с целью опрыскивания полей и внесения с воздуха различного вида удобрений. Но я в подобных работах участия не принимал. 

 

 

(продолжение следует)